Сергей Безруков: желание быть разным есть у всех

Интерфакс, 17.11.2017Материал на сайте издания

Актер рассказал, насколько его образ в вышедшей на экраны комедии «Мифы» соответствует действительности

 

Москва. 17 ноября. INTERFAX.RU — Российский актер, режиссер, сценарист, худрук Московского Губернского театра Сергей Безруков исполнил одну из ключевых ролей в комедии «Мифы» Александра Молочникова. Фильм рассказывает о героях светской Москвы, в числе которых артист Сергей, который сыграл совершенно все. Компанию ему составляют продюсер-надежда российского кино; юморист с федерального канала; депутат, запретившая современное искусство. Картина вышла в российский прокат 16 ноября.

Перед премьерой Сергей Безруков дал интервью корреспонденту «Интерфакса» Анне Нехаевой и рассказал о том, насколько его образ в «Мифах» соответствует действительности; проекте, в котором он хотел бы задействовать Дастина Хоффмана и важности закона о меценатстве.

- Чем вас заинтересовала роль в «Мифах», учитывая то, что она не только требует самоиронии, но и является воплощением определенного рода клише?

- Это было предложение режиссера Саши Молочникова. Мы встретились, он рассказал об идее фильма, предложил выбрать кого-то из определенных мифологических персонажей, древнегреческих богов Олимпа. Саша предлагал разные роли, но в итоге нашим совместным решением стала идея обыграть некий миф об артисте, который просто все сыграл. Это первый миф, который регулярно везде ходит обо мне. (Усмехается). Поэтому я выбрал именно эту историю — замечательный повод посмеяться и потешиться над этим. Кстати, в фильме этот образ представлен как образ Диониса, бога искусства и виноделия. Мы старались от души, с юмором подойти к работе.

- А вы как сами относитесь к этому мифу о вас или об абстрактном актере, который сыграл все?

- Ну так это же миф. Мне кажется очень здравой позиция относиться с юмором. Ко всему, что ты делаешь. Голова должна оставаться на плечах. Я считаю, что это вообще задача актерской профессии. Нам всем интересно что-то новое. Я не знаю актера, который бы не хотел играть разные роли. Все хотят разных ролей, совершенно неожиданных. У кого-то, порой, не хватает таланта чтобы меняться, кто-то использует собственную органику и понимает, что выше головы не прыгнешь. Но желание быть разным есть у всех без исключения.

- Есть ли у вас роль мечты? Или вы хотели бы переключиться на режиссуру?

- Вообще отмечу, что ролей, которые хотелось бы сыграть, очень много, самых разных. Взять хотя бы мировой классический репертуар. Но хочу сказать, что я прежде всего театральный артист. Вот например недавно в Губернском театре я сыграл Джона Сильвера и получал огромное удовольствие. Сейчас ставлю в театре «Вишневый сад» – со своими ребятами, сам не играю, но мне нравится работать, репетировать, искать с ними новые решения. Творчество бесконечно, главное искренне им заниматься, было бы желание. Наверное, человек становится скучным, когда он начинает уставать – от себя, профессии. Важно, чтобы не пропадал интерес к поиску, к новому.

- В июле на питчинге Фонда кино вы представляли проект фильма «Большая земля». Говорилось, что ведутся переговоры с Дастином Хоффманом, Галь Гадот об участии в этом проекте. На какой стадии сейчас работа над фильмом? Удалось с кем-то из зарубежных артистов договориться об участии?

- На настоящий момент это пока проект. Фонд кино выделил небольшие деньги, поэтому важна колоссальная поддержка извне. Сейчас идет много переговоров – это White Media, это Тимур Вайнштейн. Я сопродюсер, но сейчас речь про сбор средств для серьезного бюджета. От этого зависит насколько он позволит привлечь актеров, мировых звезд такого уровня. Это мировой проект и патриотический в том числе (о партизане Николае Киселеве, который спас 218 евреев из белорусской деревни Долгиново в 1942 году, выведя их за линию фронта – ИФ). Он важен в сложившейся сейчас для России не очень простой ситуации. Когда очень много русофобии по всему миру. Показать, что у нас было в Великую отечественную войну, и какие люди были, что они делали. Мне кажется, это очень важно. Посмотрим в следующем году какой у нас будет бюджет.

- Хоффмана недавно обвинила в домогательствах девушка, которая работала с ним на съемках фильма «Смерть коммивояжера». Это обстоятельство не повлияет на ваше решение предложить ему поучаствовать в фильме?

- Когда выбирается проект – это только предположение, что (и кого — ИФ) мы хотели бы пригласить. А сложится ли, получится ли, — это непонятно. Артист великолепный, даст согласие – мы будем только счастливы. Но мы многих западных артистов хотели бы задействовать. Будем даже выбирать.

- Вы уже несколько лет в качестве худрука возглавляете Губернский театр. Что считаете своей главной заслугой, которой гордитесь?

- Я собрал очень хорошую сильную труппу артистов, целиком поменял репертуар, у меня хорошая продажа билетов — полные залы. У нас свой оркестр – Губернаторский оркестр Московской области, почти 70 человека. Я ведь сначала объединил два областных театра,и потом еще присоединил областной Дом искусств, где в штате был оркестр. И после реорганизации оркестр вошел в труппу. Поэтому у меня большой штат, но это дает колоссальные возможности. Все музыкальные спектакли идут с живым оркестром, а это подарок для режиссера. Например, большие музыкальные проекты, такие как «Высоцкий. Рождение легенды». Мы выпустили в этом году 25 января, играем каждый месяц, и 25 января 2018 года будем играть этот спектакль в Кремле. Насколько мне известно, это первый музыкальный драматический спектакль, который пройдет на сцене Кремлевского дворца. Прямо в день рождения, к 80-летнему юбилею Высоцкого.

И еще я горжусь большим детским репертуаром. Мы, являясь взрослым театром, тем не менее имеем 10 названий для детей. А это больше чем в других театрах.

- А что, на ваш взгляд, в настоящее время является главной проблемой в театральной сфере в России? И что нужно сделать, чтобы ее исправить?

- Театр – живой организм, несмотря на то, что это одно из древних искусств. Времена не влияют, главное сохранить русскую театральную школу, психологический театр. Потому что увлечение условностью в какой-то степени может этому повредить. Хотя в театре все пробовали. Сейчас понимаешь что многое из того, что мы видим сейчас, уже видели наши деды, а то и прадеды. Что касается проблем – я ратую за то, что театру надо помогать финансово, и нужно принимать решение по закону о меценатстве, спонсорская поддержка должна быть обязательно. Тех, кто говорят, что театр должен выживать сам, спрошу: какую в этом случае мы должны вести ценовую политику? Если поднимать цены, то зритель не пойдет — потолок для детского спектакля 500 рублей. Но что если речь идет про высокотехнологичный спектакль, блокбастер? Чтобы окупить надо поднимать цены, но зритель хочет чтобы это было доступно. Да, на звезд покупают иногда и за 14 тысяч рублей, есть «раскрученные» театры — МХТ, Вахтанговский театр. Но мне кажется надо стремиться к тому, чтобы театры ставили доступную цену на билеты. Даже на самые «раскрученные» спектакли на звезд. А что касается поддержки на постановку – это все должно быть со стороны государства, как мне кажется. Со стороны государства, спонсоров, плюс меценатская поддержка. Денег в театре много не бывает.

Кроме того, в театр должны ходить регулярно, но регулярность возможна только благодаря доступности. На один и тот же спектакль сейчас можно ходить по нескольку раз, потому что актеры играют всегда по-разному, ведь это мастерство.

- Говоря о реформах — как вы относитесь к театральной реформе в Москве и грантовой системе финансирования театров?

- Пока не берусь ответить. Все театры разные, есть ведь и частные театры. Мне кажется, к каждому нужен отдельный подход, каждый театр – отдельный случай. Они разного уровня достатка, оснащенности, но подход должен быть конкретный, индивидуальный.

- А как вы относитесь к ситуации с переносом балета «Нуреев» Серебренникова?

- Это решение директора театра. Творчество в целом, как и творцов, обсуждать очень сложно. И тут уже к самому зрителю – пойдет он на этот спектакль или нет. У нас много людей со своим видением, что-то может нравиться, а что-то нет, но это сугубо мой вкус. Творчество — это непредсказуемая природа.

- Какая у вас позиция относительно ареста Кирилла Серебренникова?

- На этот вопрос должны отвечать компетентные органы, это вне моей компетенции. А по-человечески могу только сказать, что неприятно, когда возникают ситуации, когда люди лишаются возможности заниматься творчеством. Жалко, когда в театре останавливается творческий процесс. Самое главное, чтобы люди не страдали от этого. Потому что театр — это коллектив.

К списку интервью


=