Кодекс чести Сергея Безрукова

Лариса Царькова, Панорама ТВ (Санкт-Петербург), 15.03.2017

Фото: Владимир Бертов
DSC_1289

В марте его можно будет увидеть сразу в двух новых фильмах — «После тебя» и «Охота на дьявола», в апреле — в спектакле «Сон разума». А мы просто рады его видеть всегда!

Прыжок без страховки

- Сергей, по опросам ВЦИОМ вы с Данилой Козловским в прошлому году заняли первое место в номинации «Актер года». Приятно?
- Скорее удивительно, потому что у меня было мало новых работ: фильм «Млечный путь», небольшая роль в «Таинственной страсти», а до этого сериал «Временно доступен». Просто по телевизору часто повторяют то, что было сделано пять-десять лет назад.

- В марте у вас сразу две премьеры — в прокат выходит фильм «После тебя», а на канале НТВ сериал «Охота на дьявола».
- Фильм «После тебя» мы уже показали на «Кинотавре» и Токийском международном кинофестивале, где его очень хорошо принимали зрители. Для нас это важно, потому что мы снимали именно зрительское кино. В нем есть человеческая история, есть хороший, тонкий, без пошлости, юмор. Главный герой – неординарная личность, гениальный танцовщик Алексей Темников. В прошлом — премьер Большого театра, которому прочили славу второго Барышникова, а он говорил: «Я не молодой Барышников, я молодой Темников!» И он имел на это право. Такого прыжка не было ни у кого в мире! Но из-за травмы ему пришлось оставить балет. Двадцать лет он живет с чувством обиды на судьбу. Но однажды врачи объявляют, что в скором времени он не сможет даже ходить. Для героя это равносильно смерти.

- Темников — вымышленный персонаж?
- Да. Его придумала Аня (Анна Матисон – сценарист, режиссер фильма, жена Сергея Безрукова – Ред.). Интересно, что после премьеры на «Кинотавре» в Интернете появились запросы на фамилию Темников — биография, фото, роли… Люди в него поверили. Возможно потому, что мы включили в фильм эпизод с настоящим танцевальным шоу, в котором члены жюри Алла Духова, Дима Хрусталев и Раду Поклитару говорят о Темникове, как о реальном человеке. Кстати, после показа фильма в Японии зрители обращались ко мне Темников-сан. (Улыбается).
Но по большому счету, это ведь история не о балете. Каждый человек рано или поздно задается вопросом: что я оставлю после себя? Думаю, многие в герое узнают себя.

- А вы давно стали задумываться о том, что оставите после себя?
- По остроумному замечанию Фаины Георгиевны Раневской: «Сняться в плохом фильме — все равно, что плюнуть в вечность». Тебя не будет, а фильм останется. И уже ничего не исправить. Поэтому, конечно, надо думать, на какие предложения соглашаешься.

- О вашей работе в этом фильме говорят, что это «другой Безруков» — совершенно не похожий на свои предыдущие роли.
- Это полностью заслуга Ани! Как правило, актеры — заложники своего амплуа. Кино годами эксплуатирует один и тот же образ. Я много играл персонажей эмоционально открытых, ярких, обаятельных, а Темников — интроверт. Он замкнут, ироничен, порой жесток даже с близкими людьми, словом, не очень приятный человек. Но за всем этим скрывается огромная внутренняя боль и одиночество.

- Наверняка и физически было не просто?
- У танцоров особая походка, осанка. Приходилось постоянно держать спину прямой. Не говоря уже о том, что нужно было танцевать. Хореограф Раду Поклитару сказал: ты в хорошей форме, действуй! (Улыбается). Я благодарен за то, что он дал мне возможность в мои сорок с лишним лет показать себя в современном танце. Конечно, самые сложные элементы выполнял дублер, но в основном, танцевал сам. Хотя студия программы «Пусть говорят», где проходили съемки финальной сцены, не самое подходящее место для танцев. Пол там такой, что я стер ноги в кровь.

На предельной скорости

DSC_1307

- Как вы все успеваете: это генетика, витамины?
- Да многие сегодня так живут. Я не являюсь исключением. Если хочешь чего-то добиться, надо пахать.

- К коллегам на премьеры ходите?
- Стараюсь. С Аней были на премьере фильма «Рай» Андрея Кончаловского. Очень мощное кино. После «Списка Шиндлера» на эту же тему — это самое сильное потрясение. Серьезная тема, великолепные актерские работы! Такого авторского кино для думающего зрителя в наших кинотеатрах сегодня очень не хватает.

- Блокбастеры вам не интересны?
- Почему? Есть серьезные работы: «Легенда № 17», «Экипаж», «Викинг», «Притяжение». Я говорю о том, что кино должно быть разным, а не только развлекательным.

- А кого из современных западных артистов вы бы отметили? Например, все сходят с ума по Бенедикту Кабербэтчу…
- Я всегда был поклонником Лео ди Каприо. Великолепный артист! Не могу вспомнить ни одного фильма, где бы он был плох. Каждая роль — попадание в десятку. Везде настоящий, правдивый — в этом смысле, он актер русской школы. За фильм «Выживший» наконец-то получил «Оскар», которого уже давно был достоин. Все-таки добил академиков!

- Давайте поговорим о другой премьере с вашим участием — сериале «Охота на дьявола». Это приключенческое кино?
- И приключенческое, и отчасти, историческое. Сюжет основан на реальных событиях — научном открытии российского физика Михаила Филиппова, который проводил опыты по передаче энергии взрыва на расстоянии. Все материалы его исследований исчезли. Но авторы сериала решили пофантазировать — что бы случилось, если бы дневники Филиппова были найдены. Накануне Второй Мировой войны за секретом этого сверхмощного оружия начинают охотиться все разведки.

- И ваш герой спасает мир?
- Ну, это громко сказано… Он пытается противостоять злу. Мой герой — Макс Ливиус, бывший русский офицер, дворянин Максим Ливитин, когда-то эмигрировавший в Финляндию. Он успешный режиссер, снимает кино, ездит на красивой машине, устраивает вечеринки, но это внешняя сторона его жизни. На самом деле в его душе пустота и безысходность, потому что нет родины, нет любви и, по сути, нет будущего. В этом смысле он напоминает мне героя романа «Великий Гэтсби».

- Вы сразу согласились сниматься?
- Честно говоря, я зарекся сниматься в многосерийных проектах — просто нет на это времени. Но продюсеры уговорили меня почитать сценарий Дениса Карышева, и я увидел, что это очень хорошая литература — язык, интрига все на месте! Встретился с режиссером Давидом Ткебучава, посмотрел как работает оператор Николай Смирнов — мастер высочайшего класса. Но и тогда еще сомневался, смогу ли принять участие в съемках, потому что летом мне нужно было быть с семьей (в июле у Сергея Безрукова и Анны Матисон родилась дочь Маша — Ред.). Но режиссер сказал, что будет ждать, когда я освобожусь.

Гоголь — велик!

- 1 апреля на сцене ДК «Выборгский» состоится спектакль Губернского театра «Сон разума». В прошлом году вы впервые показали его в Петербурге и зрители его очень хорошо приняли…
- Мне приятно, что спектакль понравился зрителю и даже был отмечен театральными премиями имени Станиславского и «Звезда Театрала». Мы придумали этот спектакль с художником Николаем Горобцом и хореографом Антоном Крамаром. И, конечно, сильно рисковали, потому что зритель привык видеть меня в классических постановках: «Пушкин», «Сирано де Бержерак», «Хулиган. Исповедь». А «Сон разума» — это фантасмагория. Зритель видит мир глазами человека, который сходит с ума. На сцене оживают страхи, комплексы, желания титулярного советника Поприщина — маленького человека с большими страстями: летают предметы, сопит огромный нос, разговаривает гигантский стол. Да, он беден, но он дворянин, у него есть чувство собственного достоинства. Это вызывает симпатию и сочувствие зрителя. А те, кто читает и любит Гоголя, увидят на сцене образы из «Шинели», «Невского проспекта», «Вия». И самое поразительное, что все это про нас, про современную Россию. Гоголь — велик!

- Знаю, что вы составили целую гастрольную афишу вашего театра в Петербурге. Какие спектакли мы увидим в ближайшее время?
- Мы привезем «Сирано де Бержерака». Это будет один из последних спектаклей, где я буду играть Сирано. У нас уже готова новая версия с молодыми исполнителями — Гелой Месхи и Полиной Галкиной. А я попрощаюсь с этой ролью. Еще мы покажем «Остров сокровищ» — спектакль для семейного просмотра, который по масштабу сценического действия не уступает лучшим блокбастерам. Поверьте, на этом спектаклей не будут скучать ни дети, ни взрослые. Помню, как после премьеры ко мне подошел Михаил Задорнов и сказал, что получил огромное удовольствие, потому что вернулся в детство. Я играю Джона Сильвера. Это, конечно подарок! Когда еще в пиратов поиграешь? (Улыбается).

Дуэльный кодекс

- У вас за плечами столько ролей! Кого вы считаете истинным героем нашего времени?
- Спасателей, военных, дипломатов. Мир как завороженный движется к пропасти и эти люди — единственное, что нас от нее отделяет. К сожалению, история никого не учит. Мы ведь все это уже проходили: и холодную войну, и Карибский кризис, и гонку вооружений. Но интересы бизнеса оказываются важнее человеческой жизни. Вот только те, кто развязывает эту бойню, отсидятся в безопасном месте, а гибнуть будут простые люди. У меня, как у многих в наше стране, деды на войне кровь проливали, так что эти слова не пустой звук и День Победы для меня – святой праздник.
Я уже не говорю о той информационной войне, которая сегодня ведется в прессе. По всем фронтам. Безответственность и вседозволенность переходит всякие границы.

- У вас лично сложные отношения с прессой?
- Нет, конечно! Я вообще не люблю конфликты. Но я за то, чтобы все происходило по взаимному согласию. Если вы хотите взять у меня интервью или комментарий тема должна быть мне интересна, в противном случае, я могу отказаться отвечать на вопросы. Не договорились – без обид. Знаю, что есть популярные артисты, которые охотно делятся с журналистами подробностями своей личной жизни – это их решение. Некоторые на скандалах карьеру строят. Мне такой пиар не нужен. Я и на тусовках-то не бываю – не интересно. Но когда без моего ведома, публикуется информация обо мне или моей семье – это нарушение моих прав. Никто не смеет совать нос в мою частную жизнь!

- Я читала, вы даже обратились в Верховный суд…
- А как еще я могу отстоять свою честь? У нас же нет дуэльного кодекса, как это было во времена Александра Сергеевича Пушкина. Я не требую ничего сверхъестественного, просто хочу, чтобы граждане, в том числе наши судьи, уважали закон. И если мне отказывают в иске на том основании, что я известный человек и поэтому моя личная жизнь, как они считают, представляет общественный интерес, я буду обращаться в Верховный суд. Я гражданин Российской Федерации и у меня такие же права, как у всех. Защищать их – дело судебных органов. Я выполняю свою работу, а они должны выполнять свою.

- Но когда у вас родилась дочь, вы написали об этом в социальных сетях.
- Я сам веду страницы в своих социальных сетях и сам решаю, что там писать. И если я захотел поделиться с поклонниками личной информацией, чтобы они за меня порадовались, это не значит, что журналисты могут ее использовать в коммерческих целях. Любая новость продается, а торговать тем, что тебе не принадлежит, согласитесь, некрасиво.

- Даже не знаю, как задать вам личный вопрос…
- Вы можете спрашивать, но я оставляю за собой право не отвечать…

- Вы с Анной — работающие родители, кто помогает вам с дочерью?
- Бабушки и дедушки с удовольствием сидят с внучкой. Няню мы не приглашаем — обходимся сами. Мы с Аней брали Машу с собой на кинофестиваль в Токио. Все прошло прекрасно. Никаких проблем.

- То есть у вас растет «закулисный» ребенок?
- Я и сам вырос в театре и не вижу в этом ничего плохого. Скорее навредить может повышенное внимание — не всегда доброе, которое испытывают дети известных родителей. Да, я стараюсь как можно меньше говорить о моих родных, но не потому что скрываю что-то (у меня есть еще дети), а потому что хочу защитить их. Недавно читал интервью Лизы Боярской в котором она вспомнила, как не любила в детстве семейные фотосессии. А каково ребенку гулять с отцом, в которого на улице все тычут пальцем? Кстати, Лиза тоже не показывает своего сына журналистам. Я не говорю уже о том, что с такого ребенка особый спрос: все его оценивают по родителю, приглядываются — а ты на что способен? А уж если он выбирает ту же профессию… Жизнь можно положить на то, чтобы доказать, что ты не номер два. А это очень опасно. Человек перестает в себя верить. К тому же, некоторые СМИ сегодня — агрессивные, развязные, хамски вламываются в твою жизнь, не имея на это никакого права. Я просто защищаю свою семью.

К списку интервью


=