Сергей Безруков: Я впервые почувствовал себя настоящим отцом

Анастасия Плешакова, Комсомольская правда, 28.12.2016

Накануне праздника «КП» поговорила с народным артистом России, художественным руководителем Московского Губернского театра о творчестве, воспитании детей и новогодних традициях

Народный артист России Сергей Безруков.

«Разрываюсь между семьей и театром»

- С какими итогами подходит к новому году Московский Губернский театр?

- В январе нам будет три года. В этом году мы выпустили 9 премьер, и это серьезная драматургия: «Веселый солдат» по Астафьеву, «Вид с моста» Миллера, «Свадьба Кречинского» Сухово-Кобылина, а сейчас Сергей Землянский выпустил пластический спектакль «Калигула» — версию без слов по мотивам Камю. У нас обширный репертуар — от комедии, драмы до прекрасных детских спектаклей, музыкальных и пластических постановок. Если по ценам на билеты — мы доступный театр.

Раньше это был областной Дом искусств — фактически ДК, о существовании которого мало кто слышал. В нем было несколько коллективов: Камерный театр, Областная драма имени Островского, Губернаторский оркестр, который входил в состав МОДИ, «Русский балет» Вячеслава Михайловича Гордеева… Меня назначили худруком этого ДК. Признаться, создавать новый театр из нескольких коллективов было довольно странно и сложно. Но я рискнул и начал реорганизацию — сдружил коллективы, вместе с учредителем нашли работу всем начальникам… Со временем появилась своя труппа со звездами, многих из них зрители знают по кино: Карина Андоленко, Антон Хабаров, Галя Бокашевская, Александр Тютин, Саша Соколовский, Лера Ланская, Гела Месхи — это все штатные артисты нашего театра. Так родился Московский Губернский театр, который, с одной стороны, находится в Москве, в Кузьминках. С другой, наш учредитель — министерство культуры Московской области.

- В спектакле «Нашла коса на камень» у вас занят Дмитрий Дюжев, артист МХТ им. Чехова. Играет Савву Василькова.

- Да, роль ему очень нравится. Даже просит, чтобы я придумал еще какую-то постановку с его участием, что довольно сложно: он все-таки штатный артист другого театра. Но поживем — увидим.

- Не жалеете, что у вас не осталось ролей, например, в «Табакерке», где вы столько лет проработали?

- Что делать?! Пока Губернский театр занимает все мое время. Сейчас для меня существуют только семья и театр. Точнее, это две мои семьи, между которыми я разрываюсь. На каждом выпуске спектакля наши артисты обязательно ждут моего комментария, подсказки. Я работаю с ними как педагог. Это, наверное, у меня от моего отца — Виталия Сергеевича Безрукова. И от моего учителя — Олега Павловича Табакова. Я для своих ребят очень стараюсь, отпускаю их сниматься, беру в свои фильмы. В сериале «Временно недоступен» со мной снимались 23 артиста Губернского театра. Получилось такое наше «домашнее» кино.

На гастроли — с пятимесячной дочкой

- Вы смотрите сериалы с вашим участием? Недавно показывали «Таинственную страсть» по роману Василия Аксенова, где вы играли Высоцкого…

- К сожалению, на сериалы не хватает времени. И не люблю возвращаться к уже пройденному. Все свои ошибки я вижу еще до выхода фильма. В интернете посмотрел фрагменты. Спасибо поклонникам, которые эти куски выложили. Что же касается «Таинственной страсти», то, когда мы снимали эпизод в «мастерской у Эрнста Неизвестного», я поймал себя на мысли, что нахожусь не на съемках, а среди настоящих шестидесятников. Я перестал видеть в них актеров. То есть рядом со мной была не Чулпан Хаматова, а Белла Ахмадулина. Не Филипп Янковский, а Евгений Евтушенко…

- А себя в этот момент ощутили Высоцким?

- Нет. Продюсеры Константин Эрнст и Денис Евстигнеев настояли, что, уж коль я однажды сыграл Владимира Семеновича в гриме (в фильме «Высоцкий. Спасибо, что живой». — Ред.), то в этот раз можно обойтись без максимального внешнего сходства. Влад Вертикалов все-таки не Высоцкий, а художественный образ. Я получил удовольствие от того, что в «Таинственной страсти» сыграл фрагменты из театральных работ Высоцкого, знаменитый монолог Гамлета.

- Вы только что вернулись из поездки в Германию, куда брали с собой пятимесячную дочку Машу. Это были ее первые гастроли?

- Это был второй Машин перелет. До этого было более серьезное испытание, когда мы с Аней (режиссером, сценаристом и женой Сергея Безрукова Анной Матисон. — Ред.) летали в Японию. Наш фильм «После тебя» пригласили на международный кинофестиваль в Токио. По условиям фестиваля представлять картину должны режиссер и исполнитель главной роли. То есть и я, и Аня обязаны быть вместе на пресс-конференции. С кем тогда оставить Машу? У нас нет няни. Взяли дочь с собой. 10 часов — перелет в одну сторону, столько же обратно. Но все прошло замечательно.

В Токио у нас было два показа и оба раза — аншлаг. Японцы прочили нам победу. Но мы поехали не за победой, важно было само присутствие нашей картины на международном кинофестивале такого уровня. Кстати, японцы взяли наш фильм в прокат. Беспрецедентный случай! Но самое интересное: японские зрители реагируют абсолютно так же, как и наши. Смеялись они и плакали в тех же местах, что и наша публика. Картина им понравилось. И у меня появились в Японии свои фанатки, которые подходили за автографом.

- Вы в детстве ездили с отцом на гастроли?

- Ездил. Первые мои гастроли вместе с Театром им. Пушкина, где служил отец, прошли в Ленинграде. Я отпрашивался в школе, это был класс второй. А после поездки вернулся и сразу попал на диктант или на контрольную, к которой, конечно, был не готов…

- И получили двойку?

- Не помню. В школе я учился по-разному, но в аттестате у меня только четыре 4: по алгебре, геометрии, русскому и английскому языкам. Остальные — пятерки. Хотя все понимали, что я буду поступать в театральный вуз. Зарекомендовал себя как начинающий артист. Отец ставил со мной школьные спектакли — «Мой бедный Марат», «Ромео и Джульетту»… Я впервые сыграл Ромео в 14 лет. Тем не менее мне хотелось доказать, что будущий артист все-таки способен знать и физику, и химию, и математику.

Семейное счастье

- Кажется, что с появлением дочери вы стали более открытым — регулярно публикуете фото с Машей в соцсетях. Еще совсем недавно вы не допускали никаких вопросов о личном и даже подавали в суд на издания за вмешательство в частную жизнь…

- Я и сейчас против вмешательства в личную жизнь. Но мне кажется, я всегда был достаточно открыт для своих поклонников — в той степени, которую считал допустимой, и в этом смысле ничего не изменилось. Просто есть желтые издания, которым этого недостаточно, хочется сенсаций и громких заголовков. Поэтому иногда приходится заставлять уважать свои права через суд. Я далек от мысли превращать свою жизнь в подобие реалити-шоу — личное должно оставаться личным. Жизнь напоказ и на продажу, лишь бы писали, — не для меня. Да и, как говорится, мне уже не к лицу и не по годам. Как актеру мне очень важно иметь обратную связь со своей аудиторией, и соцсети дают такую возможность, но я сам определяю степень моей открытости и доступности. То, что в последнее время я во многом пересмотрел свою жизнь, — это правда. Есть прошлое, есть настоящее. С моей бывшей женой Ириной у нас договоренность: о прошлом — ни слова. Я по-прежнему ей помогаю, мы работаем в одном театре, она — соучредитель Фонда поддержки и развития социокультурных проектов Сергея Безрукова. Я благодарен Ирине за все, а самое главное — за то, что она дала мне возможность начать жизнь с чистого листа.

С появлением в моей жизни Ани и Машеньки многое изменилось. Я впервые по-настоящему почувствовал себя отцом. Да, у меня есть еще дети, и для многих это давно не секрет, как для моих родителей и моей жены Ани, которая приняла их. Но именно с рождением Машеньки я смог в полной мере ощутить отцовское счастье: быть при рождении, бессонные ночи, усталость (но счастливая!), первая улыбка, первый зубик.

Других своих детей я также люблю, поддерживаю и помогаю, так что семья у меня теперь большая. Но мне по-прежнему не хотелось бы это особо афишировать — только для того, чтобы уберечь их от нездорового внимания, которое вредит развитию ребенка. Хочется, чтобы у них была нормальная судьба, без синдрома звездных детей. Машу я ведь тоже не показываю в соцсетях. И не покажу! Только в коляске и спиной! (Смеется.) Просто хотелось поделиться простыми отцовскими радостями, и я благодарен всем поклонникам за теплые отзывы, поздравления и пожелания. Спасибо вам! И вот честно: я благодарен судьбе и Господу Богу за мое прекрасное настоящее. А про уходящий год я бы сказал словами Арсения Тарковского: «Я прощаюсь со всем, чем когда-то я был, и что я презирал, ненавидел, любил, начинается новая жизнь для меня, и прощаюсь я с кожей вчерашнего дня».

- Благодаря вашему Инстаграму мы узнали, что у Маши сейчас режутся зубки, что вы ей показываете аквариумных рыбок вместо телевизора. А как же мультики?

- Мы телевизор не смотрим. Маша уже в театр ходит. Вместе с Аней приходит на спектакли и слушает их за кулисами. Если я на сцене, она, конечно, мой голос узнает.

- И как реагирует?

- Внимательно слушает. Кроме того, она любит классическую музыку. Думаю, у нее будет хороший слух.

«Вышел из декретного отпуска»

- Вы когда-нибудь играли Деда Мороза на детских утренниках?

- Ни разу. Играл Звездочета. Еще был зайчиком в школьном спектакле — сказке про лубяную избушку. Все дети в зале за меня очень переживали, то и дело подсказывали, где лиса прячется.

- Настоящего зайчика играли, с хвостиком и с ушками?

- Не помню, насколько костюм соответствовал образу, но хвостик с ушками точно был (смеется). Это был класс четвертый, может быть, третий. Мы тогда ездили со школьным спектаклем по детским садам и играли перед малышами разные сказки.

- В Инстаграме вы обращаетесь к своим подписчикам: «дорогие мои, хоррошие…» С двумя «р». Почему?

- Это Есенин. Из поэмы «Пугачев». Эти строчки я помню еще по спектаклю «Жизнь моя! Иль ты приснилась мне?». Мои подписчики к такому обращению уже привыкли и обижаются, если я вдруг его пропускаю.

Как уже сказал, я веду свою страничку в Инстаграме для своих поклонников, которым моя жизнь интересна. Но иногда журналисты берут мой пост и ставят к нему такой заголовок, что хоть стой, хоть падай. Когда родилась Маша, я написал, что беру паузу в работе в связи с рождением дочери. И действительно на полтора месяца оставил работу, отказался от съемок, чтобы быть рядом с женой и ребенком. Проходил школу молодого отца с бессонными ночами, которые и сейчас продолжаются. Но спустя время написал, что прерываю «декретный отпуск» и приступаю к съемкам в кино. Поклонники отреагировали нормально, написали мне хорошие слова. И вдруг в одном издании выходит заголовок…

- «Сергей Безруков вышел из декретного отпуска» — такой?

- Если бы… Это было бы даже забавно. Заголовок был вот какой: «Безруков бросил свою молодую жену и ребенка». Конечно, прочитав всю заметку, народ бы понял, что никого я не бросал, просто вышел на работу. Но люди порой, кроме заголовка, не читают ничего. И пошли соответствующие непристойные комментарии в интернете. Есть издания, которые специализируются на скабрезностях, пошлости. Я не склочник, не скандалист, не люблю суды. По характеру я тот самый кот Леопольд, который говорит: «Ребята, давайте жить дружно». Просто нужно быть цивилизованными людьми и уважать друг друга. В Инстаграме я в доверительной манере общаюсь с поклонниками, а не с прессой.

БЛИЦ

«Шапка, неброский костюм — и кто подумает, что по лыжне несется Безруков?»

- Есть новогодняя традиция: праздничный стол, бокал шампанского, кремлевские куранты и фильм «Ирония судьбы». В вашей семье ее соблюдают? 31 декабря вы, например, смотрите «Иронию судьбы»?

- Когда попадаю на этот фильм, оторваться уже не могу.

- И вторую часть с вашим участием тоже смотрите?

- Вторую — нет. Я вообще редко пересматриваю фильмы со своим участием.

- В вашей семье принято класть подарки под елочку?

- Обязательно — это традиция с детства. Пробили куранты, и ты идешь к елочке смотреть, что там лежит. Сначала родители оставляли мне подарок. Потом они выходили на кухню, а я быстро — в свою комнату, доставал подарки и приглашал их.

- Какой был самый памятный из детства?

- Я был рад и пластмассовым индейцам. Тогда эти коричневые фигурки были дефицитом. Еще были ковбои пластмассовые и оловянные солдатики. У меня была их целая коробка, которая куда-то бесследно исчезла.

- Вы всегда в прекрасной спортивной форме. Проблема лишнего веса вам не знакома? Каким спортом занимаетесь?

- Люблю беговые лыжи, замечательный Кусковский парк. Шапка, неброский костюм — и кто подумает, что по лыжне несется Безруков? Я вырос в этом районе на Косинской улице. Моя 402-я школа находится неподалеку. Для меня Кусковский парк — моя малая родина.

- Вы не только лыжами занимаетесь. Недавно выиграли велогонку среди артистов. В отличие от многих мчались на своем велосипеде, а не на прокатном.

- У меня хороший велосипед с несколькими скоростями. Не профессиональный, но для пересеченной местности сгодится. Во время гонки по Бульварному кольцу во мне что-то мальчишеское взыграло. Как на соревнованиях в школе вдруг что-то включилось, и я как газанул!

- И всех порвали!

- Просто очень хотелось прийти первым. Вообще мы с Аней на велосипедах часто катаемся. Она прекрасный велогонщик.

- Вы сказали, что растите дочку без няни. А ведь сейчас столько возможностей, в моде няни-филиппинки…

- К чему они, когда у ребенка есть родители? Мы с Аней сами справляемся.

- Аня уже включается в работу?

- Мы только что закончили съемки фильма «Нищеброды» по ее сценарию (Анна Матисон еще и режиссер этой картины, а Сергей Безруков — продюсер. — Ред.), который она написала вместе с Тимуром Эзугбая. В новогодние праздники на Первом канале выйдет ее фильм «Млечный путь», который я всем рекомендую посмотреть. «Нищеброды» — это добрая история про студентов, которые пытаются заработать денег и попадают в разные смешные ситуации.

О ПАРОДИИ И НЕ ТОЛЬКО

Пранкеры — это провокаторы

- Вы когда-то пародировали голоса известных людей…

- Было такое. В телепрограмме «Куклы» это были мои актерские наблюдения.

- Сейчас появились пранкеры, которые разыгрывают людей по телефону. Может быть, они не так талантливо копируют чужие голоса, как вы, но выдают себя за других, обычно очень известных людей. Как вы к этому творчеству относитесь?

- Считаю его опасным. Одно дело — добрая пародия, когда, изображая известных людей, ты не пародируешь, а как бы оживляешь их образ. Пранкеры — совсем другое дело. Они провокаторы. Поэтому их звонки безнравственны. Они под чужим именем сталкивают людей. Мало ли что после их звонка людям придет в голову, особенно если это политики?

Поздравление читателям «Комсомолки»

- Хочу пожелать спокойствия в новом году. Чтобы мы перестали читать хронику, в которой одни убийства и войны. Чтобы в новом году больше говорили о любви, о счастье, о детях, о хорошем, добром и светлом. Наступающий 2017-й — год юбилея Октябрьской революции. Хочется, чтобы ничего серьезного в 17-м году не случилось. С наступающим!

К списку интервью


=