Сергей Безруков: «Важно, с чем зритель уйдет со спектакля»

Анжелика Заозерская, Вечерняя Москва, 2.10.2016

В Московском губернском драматическом театре состоялась премьера спектакля «Вид с моста» по пьесе американского драматурга Артура Миллера. Но худрук театра Сергей Безруков старается не останавливаться на достигнутом.

- Сергей Витальевич, какой театр вы создаете? Нет ли желания сделать Губернский театр не похожим ни на один другой?

- Жизнь человеческого духа для меня — главное. Я всегда пытаюсь передать то, что чувствует, испытывает мой герой. Страдания, боль, радость. Все это мы пытаемся на сцене показать максимально точно. И стараемся говорить с публикой о вечном, важном. Вот, казалось бы, спектакль «Сирано де Бержерак» — он о любви, но в нашей постановке мы еще поднимаем и тему гражданской позиции героя, ведь он честный, смелый, бескомпромиссный…

- Но Сирано — отнюдь не добрый человек. Скорее злой.

- Смелость — это уже поступок. Для меня важно, с чем уйдет зритель после спектакля, что унесет с собой, что отложится в его душе. Это и есть психологический театр.

- Расскажите, пожалуйста, о премьерах Губернского театра в открывшемся сезоне..

- Собираемся выпустить шесть новых спектаклей. Кроме «Вида с моста» Артура Миллера в постановке Анны Горушкиной, уже в конце этого месяца состоится премьера спектакля по мотивам трилогии А. Сухово-Кобылина «Свадьба Кречинского» в постановке Гульнары Галавинской. В роли Кречинского — Антон Хабаров.

В ноябре афиша театра пополнится детским спектаклем по сказке Отфрида Пройслера «Маленькая колдунья», режиссер — Екатерина Максимова. Премьерный показ пройдет в Московской области.

На конец декабря запланирована премьера пластического спектакля по пьесе «Калигула» Альбера Камю. Замечу, что в спектакле будут заняты и глухонемые актеры.

Впервые в театре будет реализован международный проект: грузинский режиссер Давид Папава поставит спектакль по роману Чингиза Айтматова «И дольше века длится день» с международной актерской командой из России и Казахстана.

Планов — громадье. Было бы еще больше, но пощадим артистов, которые не успевают вздохнуть между премьерами.

- Чему, кроме актерского мастерства, вас научил Олег Табаков?

- От Олега Павловича я взял ощущение театра как дома. Когда создаешь труппу, надо сблизить людей так, чтобы они жизни без театра не представляли. В «Табакерке» все были вместе, и другие интересы, включая съемки, отодвигались в сторону.

- Как вы работаете с актерами?

- Наш театр находится в Кузьминках. А публика привыкла посещать театры в центре Москвы. Поэтому нам зрителя еще нужно убедить, что он не потеряет время, если придет в наш театр. И мы стараемся, боремся за зрителя, работаем над собой. У нас есть прекрасные педагоги по вокалу, скоро в репертуаре прибавится музыкальных спектаклей.

- Вы сыграли целую плеяду великих людей — Есенина, Пушкина, Высоцкого. Кто вам все-таки ближе?

- Отец с пеленок воспитывал меня на поэзии Есенина, и я был счастлив его сыграть. Я играл Есенина и на сцене Театра имени Ермоловой. Для меня он олицетворение русской души и русского характера. Понятно, что в нас много всего намешано, о чем писал Достоевский, но все же у русского человека самая нежная, искренняя душа.

- Сергей Витальевич, немного о любви… Говорят — это душевное заболевание. Вы с этим согласны?

- Я бы не хотел сравнивать любовь с заболеванием, хотя иногда и могут проявляться некоторые симптомы. Когда сильно влюблен, температура может «подскочить до 40 градусов». Объяснить свое состояние невозможно. Слов таких просто нет. Как передать состояние полета, парения?

- Видимо, надо быть поэтом…

- Писать серьезные стихи о любви, когда играешь таких поэтов, глупо. Все равно не получится. Хотя я и сочиняю стихи, куплеты для капустников. Вот недавно к открытию Новой сцены «Табакерки» на Сухаревской написал.

- Важно ли для вас сохранить в себе «хорошего человека»? Иногда ведь ради искусства идут и на сделку с дьяволом?

- В спектакле «Сон разума» мы как раз с ним боремся (смеется). Ну, не знаю, насколько я хороший, но стараюсь быть честным. И по отношению к себе, и уж тем более честным должно быть все, что делаешь на сцене. Обманывать — вольно или невольно — нельзя. Уж коли театр назвали храмом, то все силы, которые есть у артиста, нужно отдать. До конца. Да, иногда трудно восстанавливаться. Но правда дорогого стоит.

- Сегодня модно ностальгировать. Расскажите о своей молодости.

- Я рос в Советском Союзе. Люди жили бедно, и мы жили бедно, но при этом все было очень стабильно. И степень нравственности общества была куда выше. Да, были пороки, но не в таком изобилии, как сегодня. Понятно, что «на верху» могло происходить всякое, но люди были патриотичнее, добрее, честнее, целомудреннее, что ли… Свобода, пришедшая к нам с Запада, привела к падению нравов.

- Как с этим бороться?

- Во-первых, не сдаваться. Не ставить спектакли и не снимать фильмы — как бы это помягче — на потребу не самой разборчивой публики. Если ставишь во главу угла желание собирать полные залы, это нечестно по отношению к искусству. А любовь к нему нужно зрителю прививать.

- Признайтесь, бываете в других театрах?

- Конечно. Люблю Вахтанговский. Римас Туминас, худрук театра, — один из величайших режиссеров современности, и каждая его постановка — событие в театральной жизни.

- Сергей Витальевич, недавно на на Международном фестивале в Оренбурге «Восток –Запад», получая награду за роль в фильме «После тебя», вы сказали, что это ваша первая награда и что ваша жизнь в искусстве только начинается.

- Каждый раз, приступая к работе, я начинаю с нуля. В фильме «После тебя» первый раз сыграл танцовщика — среди моих прежних героев таких характеров не было. Что касается наград, то они за работу в сериалах. Впрочем, дело не в наградах, а в том, что наш фильм заметили.

Материал на сайте издания

К списку интервью


=