От Губернского театра до БДТ и обратно

Григорий Заславский, Независимая газета, 16.05.2016

Сергей Безруков – о миссии театра, поиске своих режиссеров и о том, какие молодые актеры ему нужны

Станет ли Сергей Безруков новым худруком БДТ или не станет – еще месяц назад эта тема была предметом пересудов в театральной среде. Что касается БДТ, Министерство культуры заключило новый контракт с Андреем Могучим, но осталась невыясненной предыстория этих «верных» слухов. Показалось интересным поговорить об этом с самим Сергеем Безруковым. Корреспондент «НГ» Григорий ЗАСЛАВСКИЙ пришел в Губернский театр в день рождения Виктора Астафьева, когда в театре играли премьеру по повести Астафьева «Веселый солдат» и размышлениям писателя о войне. Имея в виду, что Астафьев сам прошел войну, мысли писателя заставляют задуматься о том, что такое фальсификация истории, а где – жестокая правда о прошедшей войне. Так что вопрос о БДТ был первым, но не единственным в разговоре с народным артистом России Сергеем БЕЗРУКОВЫМ.

Всё-таки какая-то странная и до сих пор непонятная история. То ли просто использовано было ваше имя как страшилка — я про БДТ — то ли вы и вправду собирались изменить Губернскому театру и пойти на повышение. В чем правда?

История действительно, немного странная. Начиная с того, что ньюсмейкером, которому все поверили, был желтый портал Lifenews. Пошла якобы какая-то утечка информации, хотя официального заявления от Минкульта о смене руководства БДТ  не было. Порой бывает заранее спланированная дезинформация с целью раздуть скандал. Кому-то нужен был этот скандал, — но кому? В Минкульте РФ прекрасно знают, что до 2019 года я связан контрактом с Минкультом Московской области, являясь худруком Московского Губернского театра – уже третий сезон. Вы не представляете, как отреагировали мои артисты на эту шумиху. У меня как раз шла репетиция, когда эта новость разлетелась по театру. И мне пришлось отвечать на вопрос: «Неужели вы нас бросаете?». Как я могу бросить людей, с которыми мы только-только встали на ноги? Есть масса творческих планов, и для любого человека, служившего в театре, ясно, что это как семья, за которую ты отвечаешь.

Правда состоит в том, что за пару дней до публикации этой «новости» я был в Петербурге со спектаклем Губернского театра «Сон разума» и решил задержаться в городе, походить в театры. Как раз накануне выхода статьи я был на детском спектакле в БДТ – постановке Евгения Ибрагимова «Когда я снова стану маленьким», кстати, лауреат «Золотой маской» в трех номинациях. Возможно, кто-то усмотрел в моем  приходе в БДТ некий знак и сделал свои выводы. Но это же смешно. Да, меня интересует детский репертуар, в Губернском театре мы это направление активно развиваем, — почему бы не посмотреть, как с этим у коллег? Или вот недавно я был в Театре Наций на «Сказках Пушкина» и на «Гамлете», еще раньше смотрел «Бег» Бутусова  в Вахтанговском,  - но это ничего не значит (смеется). Вообще надо больше ходить и смотреть работ своих коллег… Тем не менее, мне лестно было оказаться в компании столь уважаемых людей, которых называли якобы претендентами на пост худрука БДТ: это Сергей Женовач, Олег Басилашвили, Рудольф Фурманов. Слава богу, недоразумение разрешилось, и я с искренне поздравляю Андрея Могучего, которому продлили контракт, и желаю всяческих успехов и ему, и труппе БДТ.

Вы возглавили Губернский театр, имея какую-то цель? Она достигнута?

Сложный вопрос. Почему вообще люди возглавляют театры? Потому, что есть какие-то идеи, которые хочется воплощать в спектакли и донести до людей. Мне скажут, что это дело режиссера, а я — актер. Да, но и опыт режиссуры у меня тоже есть.  Это во-первых. А во-вторых — воплощать эти идеи можно, подбирая соответствующий материал и  привлекая режиссуру — в чем, собственно и состоит работа худрука.  Мне это интересно.

Вы руководите театром уже третий сезон. Можете сказать, что уже точно удалось или удается, а что — нет?

На самом деле, мало кому известно, через что нам пришлось пройти. Если кратко: за  первые 2 года мы прошли 2 реорганизации/слияния. Кто проходил через это, тот знает: это очень выматывающий процесс, который создает массу сложностей, в том числе и для творчества. И если ты это успешно пережил, уже можешь считать себя победителем! (смеется). Если серьезно, — когда я вошел в это здание на Волгоградском проспекте, 121, здесь была невообразимая путаница в юрисдикциях! Здание, — а следовательно и обе сцены, — принадлежало организации под названием МОДИ «Кузьминки», в нем как в коммунальной квартире сосуществовали 3 театральных коллектива. И все эти 4 организации делили  между собой кабинеты, репзалы и, что самое важное, — сцены. Теперь здесь — Московский Губернский театр, и все здание и сцены принадлежат нам. Некоторые помещения по-прежнему занимает «Русский балет» под руководством Вячеслава Гордеева, но мы надеемся, что скоро у них появится свое собственное здание, коллектив этого заслуживает.

Если говорить об удачах.. За эти три года мы почти полностью обновили репертуар: выпустили более 25 постановок, активно развиваем направление для детского и семейного просмотра. «Книга джунглей. Маугли» и «Остров сокровищ» — это настоящие детские блокбастеры, яркие, красочные, увидев которые, мне кажется, дети захотят приходить в театр снова и снова. Развиваем направление музыкальных спектаклей с участием Губернаторского оркестра Московской области. Это тоже наша гордость: замечательный духовой оркестр, 70 человек, является частью нашего большого коллектива. Согласитесь, не каждый театр имеет в своем творческом арсенале такие возможности.

Еще одно наше ноу-хау, то чем мы гордимся: МГТ стал первым в России театром, где идут спектакли в сопровождении тифлокомментария, то есть доступные для незрячих. Сейчас на нашей площадке 6 спектаклей идут с с тифлоком, в том числе два детских: «Остров сокровищ» и «Маугли».

Все приглашенные режиссеры и актеры, поработавшие у нас в театре, говорят о том, что мало где можно встретить труппу, где репетируют с таким азартом и самоотдачей, как у нас в Губернском. Об этом говорил и Андрей Ильин, который играет у нас в «Бесконечном апреле», и Борис Галкин, и Сергей Пускепалис. И это действительно так. Я вырос в Табакерке, театре-студии Олега Табакова, и хорошо знаю, как важен в театре дух студийности. Пока он жив, — жив театр. Мне очень хотелось воссоздать это в МГТ, и думаю, у нас это получилось.

Итак, что удалось: обновить репертуар, создать коллектив, команду, привлечь к постановкам известных актеров: Дюжев,Ильин, Галкин, Богданов. Есть у нас в труппе и «звезды», которых я пригласил в театр: Антон Хабаров, Александр Соколовский. Карина Андоленко, Галина Бокашевская, Валерия Ланская. В нашем репертуаре классики Островский, Гоголь, Экзюпери, Ростан, Стивенсон, Киплинг, Уайльд, современники: Пулинович, Привалов, Слаповский, Гельман, Астафьев. Мы активно гастролируем, вошли в программу «Большие гастроли» минкульта РФ, участвуем в фестивалях. Самое главное: в театр пришли зрители (а ведь раньше здесь, бывало, продавали по 50 билетов на спектакль!), у него появились поклонники, которые бывают на всех наших спектаклях по многу раз.

Есть, конечно, и проблемы, не буду отрицать.

Первая: финансирование. Мы все-таки областной театр, и мы — автономное учреждение. То есть, мы получаем от государства субсидии на зарплату, реставрацию костюмов и реквизита, оплату коммунальных услуг, содержание автопарка и телефонии. Но основную часть средств на новые постановки нам приходится добывать самим. Что-то дают спонсоры, что-то зарабатываем сами. О полноценной рекламе, которую могут себе позволить московские театры, мы пока можем только мечтать, — а это тоже влечет за собой определенные сложности.  Только в самом начале работы для стартапа нам были выделены средства на постановки, и я благодарен за это губернатору Московской области Андрею Воробьеву. Но эти суммы все же  несоизмеримы с тем, что получают московские и федеральные театры, такие как Гоголь-центр или Театр Маяковского, и тем более Театр Наций, Вахтанговский и МХТ. Благодаря нашему спонсору мы очень продуктивно поработали первые два сезона, но сейчас в стране кризис, и добывать деньги на постановки становится все труднее. И, тем не менее, сейчас у нас одновременно в работе 4 спектакля, скоро начнет репетиции еще один режиссер — репзалов порой не хватает, представляете?

Есть и такая вещь, как план мероприятий по Московской области: мы обязаны показывать спектакли не только на своей площадке, но и на выезде в Подмосковье. И тут мы, как и другие подмосковные коллективы, частенько сталкиваемся лбами с антрепризой.  ДК предпочитают прокатывать на своих площадках компактные антрепризные спектакли с медийными артистами, — это коммерчески выгодно. А для репертуарных театров порой просто не хватает свободных дат. Если даже хватает – платежеспособность зрителя в маленьких городах не так высока, чтобы каждый день ходить на спектакли. И сходив на широко разрекламированную антрепризу с участием звезды сериалов, зритель уже не может себе позволить купить билет на постановку с малоизвестными актерами, какой бы качественной она ни была.

Есть сложности, связанные с удаленностью от центра Москвы, — все же не каждый сможет после рабочего дня доехать до Кузьминок, особенно учитывая знаменитые пробки на Волгоградке. Это наша большая проблема. Видимо, по той же причине до нас не всегда доезжают критики: в условиях перенасыщенности Москвы театральными событиями, которые все сконцентрированы в центре города, —  сложновато ехать на спектакль практически в спальный район… Жаль, потому что услышать оценку профессионала важно и для артистов, и для режиссеров.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы привлечь к постановкам известных режиссеров, мэтров – для театра это важно. Переговоры идут, имен пока называть не буду, надеюсь, все получится со временем.

Вы когда играете, то и режиссером часто значитесь тоже вы, хотя понятно, что актеру интересно найти режиссера, который его откроет… Отчего вы не доверяете режиссерам? Не нашли своего? Чего не хватает тем, кто наверняка предлагает свои услуги? Расскажите, пожалуйста! Может, кто-то из режиссеров прочтет и поймет — вот это то, что я могу предложить…

Я играл в спектаклях Адольфа Шапиро, Олега Табакова, Марка Розовского, Светланы Враговой, Андрея Житинкина, Миндаугаса Карбаускиса, Константина Богомолова, были и еще режиссеры.  Понимаете,  как актер я люблю импровизацию и всегда много предлагаю режиссерам во время репетиций. Часто мои придумки касались не только моей роли, но и решения многих сцен в целом. Потом, оглядываясь назад, я понимал, что некоторые спектакли наполовину, а порой и больше были придуманы именно мной, при этом в афише режиссером значится другой человек, а я всего лишь ассистент. Странная ситуация, согласитесь. Поэтому как-то само собой сложилось, что стали возникать спектакли, где я выступаю и как режиссер, и как актер. Но это вынужденная ситуация, это безумно сложно. Я все же предпочитаю работать по одну сторону рампы — либо только как режиссер (а такие постановки у меня тоже есть), либо на сцене как актер. Режиссер мне нужен, я это прекрасно понимаю. Возможно я не нашел еще своего режиссера. Надеюсь, что в ближайшем будущем выступлю на нашей сцене уже не как играющий тренер, а только как актер. Я могу работать в разных жанрах, мне, как ни странно, нравится условный театр. Было бы интересно себя попробовать в таком спектакле.

У вас очень интересно работает Малая сцена, — уже несколько молодых и талантливых режиссеров поставили здесь свои спектакли. Где вы находите режиссеров для малой сцены?

У меня есть замечательные помощники, которые отсматривают спектакли, в том числе и в рамках различных фестивалей, рекомендуют, советуют. Дальше уже подключаюсь я: смотрю и оцениваю, насколько этот постановщик «моей группы крови». Насколько он интересный придумщик и умеет облечь материал в интересную форму, насколько умеет наполнить форму содержанием. Насколько он умеет работать с артистами так, чтобы они по-новому зазвучали. Ведь одна из главных задач моя как худрука – думать о своих артистах, смотреть, кто их них как развивается, кто «застыл» в развитии, кому  надо дать возможность попробовать себя в каком-то новом качестве, новом жанре, даже если это не совсем в его органике -  «на сопротивление». Есть артисты, которым я даю попробовать себя и в качестве режиссера. Наши ребята делают великолепные капустники, — я давно таких не видел. Это сродни лучшим командам КВН, но при этом еще и актерски хорошо сыграно. Видя такой уровень, я решил дать попробовать некоторым нашим ребятам поставить спектакль. Так у нас в репертуаре появилась комедия  «Весна» по рассказам Михаила Задорнова, которую поставили наши молодые актеры.

Возвращаясь к вашему вопросу: недавно посмотрел дипломный спектакль мастерской  Леонида Хейфеца, который поставил его ученик. Вообще мне очень нравится то, что делают ученики Хейфеца: у нас в театре работает его ученица Анна Горушкина, которая поставила очень пронзительную, камерную историю по пьесе Ярославы Пулинович «Бесконечный апрель», сейчас работает над пьесой Миллера «Вид с моста». Павел Артемьев, тоже ученик Хейфеца, в первом сезоне поставил у нас «Прекрасное Далёко» по мотивам пьесы Данилы Привалова, и скоро начнет репетировать у нас второй спектакль. Поэтому решил посмотреть, кто еще сейчас выпускается в этой мастерской. Мне интересна молодая режиссура, то, как они видят материал. Насколько они способны, осовременивая классику, оставить суть  произведения, те смыслы, которые закладывал автор, несмотря на абсолютно современную форму подачи.

Вы много смотрите, недавно я вас встретил на обычном, рядовом дипломном спектакле. Неужели не хватает актеров? Кого вы готовы взять?

Талантливые актеры нужны всегда, тем более талантливая молодежь. Труппу театра мы пополняем каждый год. Кто-то приживается, кто-то нет, — хотя по своей воле еще никто не уходил (смеется). Поэтому смотрю выпускников, и буду смотреть. Например, посмотрел недавно дипломный спектакль в ГИТИСе. Интересные ребята, они существуют на предельном градусе, нерве. Они ни на секунду не выпадали: все жили этой историей, горели, они все были друг в друге, это очень важно.

Бывает, приходят к нам и уже состоявшиеся актеры, которые успешно снимаются в кино и сериалах. Недавно позвонил один артист, попросился в труппу, — потому что он устал без театра и понимает, что только на сцене можно расти профессионально. Осознавать это — очень важно. Актер – такая профессия, где постоянно нужно совершенствоваться, постигать что-то новое. Даже если у тебя есть определенный накопленный опыт, — ты все равно находишься в поиске. Думаю, это вообще самое важное  для театра – постоянно находиться в поиске: новой формы, режиссуры, новых актерских качеств.

 

 

К списку интервью


=