Парное выступление

Юна Козырева, ELLE, февраль 2016

Первая совместная работа актера Сергея Безрукова и режиссера, сценариста и драматурга Анны Матисон вышла на экраны 1 января. Картина «Млечный путь» — это трогательная новогодняя комедия. Но какие могут быть шутки, если главная тема фильма — любовь! Могу подтвердить: ни у кого из тех, кто общается с ними, даже на миг не возникает сомнения, что Анна и Сергей абсолютно «в теме». И оба, сияя глазами, по-детски упрямо и трепетно оберегают свои чувства. Он и она так старательно уходят от личных вопросов, что каждый ответ превращается в доказательство от обратного. Впрочем, я не ищу улик. Между ними — 10 лет разницы в возрасте и то физически ощутимое поле высокого напряжения, которое возникает между влюбленными. Она нашла своего актера, он — своего режиссера, о котором мечтал всю жизнь. Что же тут можно добавить еще?

 

© Тимур Артамонов

 

ELLE: О чем ваш первый совместный фильм?

Анна Матисон: Для меня этот фильм – про ощущение дома. Знаете, как иногда бывает – когда холодно, одиноко и жить не очень хочется, то возникает чувство: хочу домой. Это чувство безопасности, которое было в детстве и исходило от самого понятия «дом», взрослые люди часто теряют. Человек живет, устает от того, как живет, и кажется, что уже ничего хорошего быть не может, если не случится каких-то перемен. Мне хотелось воссоздать это чувство дома – и чтобы все не  где-то вовне менялось, а внутри все наладилось.

Сергей Безруков: А мне просто очень понравился сценарий. Трогательная, понятная, человеческая история. С одной стороны, новогодняя, а с другой – в ней все очень по-настоящему, без «поддавков» и желания, как это бывает, специально развлечь на Новый год.

А.М.: Только не думайте, что мы такое грустное кино сняли – это очень смешной фильм, комедия!

С.Б.: Да, но юмор в картине не пошлый. Наконец-то! Если честно, в том, что я за последнее время видел в кино, юмор не вызывал восторга.

ELLE: Чем еще для вас этот фильм – особенный?

С.Б.: Ощущением счастья! Там вообще какие-то чудеса происходили. У многих и жизнь менялась, и заметно в лучшую сторону. Понимаете, обретение дома – это обретение человеческого счастья. Начинаешь по-новому переосмысливать жизнь – все, что было до этого. И практически у каждого в нашей съемочной группе происходило такое. У нас там и дети рождались, и складывалась семейная жизнь. Картина на самом деле такая – чудесная. Мне кажется, для всех, кто ее посмотрит, жизнь тоже пойдет совершенно по-другому.

А.М.: Там даже есть момент, когда люди завязывают ленточки на ритуальных столбах, и надо загадать желание. Вы тоже попробуйте – потому что у нас все сбылось.

ELLE: Сергей, и у вас тоже?

С.Б.: Ну, вы знаете… Судя по тому, что в моей жизни много изменений, думаю, что это как раз и была та самая волшебная картина.

ELLE: Каких изменений – не хотите рассказать?

С.Б.: Вообще вся моя жизнь поменялась! (Смеется.)

ELLE: Хорошо, тогда скажите, почему вы выбрали формат «парного» интервью – так бывает не часто.

А.М.: А у нас такой творческий союз. Который и дальше будет продолжаться.

С.Б.: Напишите так: просто я нашел своего режиссера – вот и все. Бывает, что всю жизнь актер живет и, к сожалению, так его и не находит. У меня вот сложилось в мои 42 года.

ELLE: А «свой» – это какой?

С.Б.: Который предлагает то, что я еще не играл, что интересно для актерского развития. Причем Аня же не просто режиссер, она и сценарист – в ней сочетается все! Потрясающее чувство меры, вкус и абсолютное режиссерское чувство правды. Другие режиссеры часто используют типаж, и это уже задача актера – когда-то сказать «нет». Я не хочу себя тиражировать из роли в роль. Может быть, сейчас это смена определенного амплуа. Мне очень интересно.

ELLE: Аня, а вам, молодому режиссеру, не сложно было руководить известным артистом?

А.М.: У нас на площадке другая атмосфера. Я никогда даже голос не повышаю. Хотя в жестких условиях, в которых существует съемочная группа, поводы для этого всегда есть. Но у меня вся команда, все ребята работают не потому, что боятся.

ELLE: Простите, я не про ребят, я про Сергея…

А.М.: Просто отношения с актерами не выстраиваются на уровне приказной интонации – это всегда творческий процесс, во многом равноправный. Если человек уже оказал тебе доверие, сказал: «Да, я буду сниматься, и мне все равно, что у тебя это только второй полнометражный фильм», – то дальше мы всеми силами пытаемся соответствовать. Например, мы сразу переписывали сценарий под Сергея, добавили отдельные сцены для его героя и детей – мне казалось, что ему это очень нужно. Эпизоды, в которых он именно так раскроется. В которых есть что сыграть – понимаете?

ELLE: Вы говорили, на этот раз Сергей Безруков предстанет совсем не таким, каким его видели раньше. А каким?

А.М.: Не медийным, не с обложки.

С.Б.: Есть, наверное, определенный штамп, что я – это обязательно сильный герой, «упакованный», что-то вроде Ираклия из «Иронии судьбы-2». Он респектабельный, у него хорошая работа и такой смайл уверенного в себе персонажа. Может быть, все ждут чего-то похожего. А в нашем фильме это обычный человек, у которого двое детей, огромное количество проблем… И есть ощущение счастья, которое он пытается восстановить или обрести вновь. Может быть, этот герой будет гораздо ближе к зрителю.

ELLE: И в смысле личных проблем тоже?

С.Б.: Здесь просто ситуация такая – предразводная. Люди были в браке, но так получилось, что они уже год не живут вместе и договорились расстаться.

А.М.: Там есть ключевой диалог: Сергей и Марина Александрова, которая замечательно играет его жену, говорят о разводе, – а за каждой репликой, за каждым взглядом читаешь совсем другое.

ELLE: Что любой брак можно спасти?

А.М.: Нет, конечно, нет. Некоторые разводятся – и хорошо. Мои родители, например, развелись, и хорошо, что вовремя. Часто расставание с детьми воспринимается как трагедия, а в действительности оказывается, что это и помогло сохранить уважение. По человеку скучают, но его любят и уважают. Не каждый брак можно спасти, но мы говорим про ситуацию, когда это возможно.

ELLE: А вы что скажете, Сергей?

С.Б.: Я тут просто промолчу. Потому что у каждого свой опыт. У всех по-разному. Наша картина – про обретение счастья. Получится оно или нет. Каждому хочется любви. У кого-то, оказывается, она есть. А у кого-то, бывает, что уже и нет. И тогда надо ее искать. Фильм на самом деле о том, что надо найти свою любовь. И для каждого, думаю, будет свой ответ в этой картине.

ELLE: В вашей жизни сейчас есть любовь?

С.Б.: Да. (Улыбается.)

ELLE: Вы говорите, у вас в жизни все поменялось. А это не может быть кризис среднего возраста – такая точка роста, когда человек все переосмысливает?

С.Б. Кризис – слово такое… Это когда человек в жуткой депрессии. А мне нравится открывать самого себя в других ролях. Фильм «Млечный путь» – про любовь. А любовь – это всегда состояние счастья, если она разделенная. А если нет, то драма. Самое главное – найти свою любовь. Если потерял, то найдешь. Если не нашел, то это та самая депрессия и кризис. Я кризиса у себя не наблюдаю. (Улыбается.)

ELLE: Тогда расскажите, как будет дальше развиваться ваш с Анной творческий союз.

С.Б.: Дай Бог, все продолжается. Еще один фильм почти готов, осталось доснять несколько эпизодов. Это авторская картина Ани, называется «После тебя», я играю артиста балета.

ELLE: В вашей съемке для ELLE тоже есть балетная тема – Аня, как вам этот образ, понравился?

А.М.: Мне показалось, очень стильно, красиво. В жизни я не ношу ни розовые вещи, ни цветочки, ни юбку-шопенку, но мне нравится, когда есть образ. По-моему, он получился.

ELLE: А если бы для съемки с Сергеем вы сами предложили сюжет, то какой выбрали бы?

А.М.: А вы сейчас имеете в виду нас лично?

ELLE: Лично вас двоих.

А.М.: А мы бы лично не снимались. И не говорили бы на личные темы.

ELLE: Почему?

А.М.: Мы говорим про работу. Знаете, тут такая тонкость… Я просто всегда буду показывать только эту сторону. У меня мало интервью, и все они связаны с профессией, с тем, что для меня действительно важно. Я очень оберегаю личную жизнь – зачем про нее говорить-то? Интересно то, что я делаю, мои работы. Надо подождать, пока их будет больше. Но огромная часть моей жизни останется только для близких. Для меня это такой абсолютно неловкий момент – есть же большая разница —  говорить публично или говорить с близким другом.

ELLE: Иными словами, всю личную энергетику вы храните для себя, чтобы она не выветрилась…

А.М.: Точно, именно так! Бывают люди очень открытые, которые хотят рассказать, как и что у них происходит – я к таким не отношусь.

ELLE: Но если вы когда-нибудь соберетесь замуж, вы же не станете скрывать?

А.М.: Я думаю, люди, которые работают в зоне публичного внимания, могут обозначать факты: произошло то-то и то-то. Называть статус. Этого достаточно. У меня есть мама, два брата –люди, с которыми я все обсуждаю, которым расскажу об изменениях, происходящих в моей жизни. Но посторонним-то почему я должна про это рассказывать? Это относится ко многим вашим вопросам – если бы речь была про это, ну, я просто не разговаривала бы.

ELLE: Знаете, когда вы сейчас так говорите, то становится понятно: вы защищаете что-то очень для вас дорогое.

С.Б.: А я всегда это защищал. И тут я смотрю на пример старших товарищей. Александр Гаврилович Абдулов в свое время сказал: «У меня есть подаренный автомат, и кто сунется ко мне, на мою дачу – я буду стрелять».

ELLE: А… но вы же не будете!

С.Б.: Конечно, нет. Надо всегда себя защищать в рамках закона. Для этого есть специально обученные  люди.

А.М.: Я уже переживаю: а вам будет, что взять для интервью, если мы выбросим все наши серьезные разговоры?

ELLE: Нет, не надо выбрасывать! Сергей нашел своего режиссера. А вы, Аня, нашли своего актера?

А.М.: Думаю, про Сергея многие были бы счастливы так сказать. Он – актер неограниченных возможностей. Для многих, даже больших актеров, проще писать сценарии, потому что знаешь их палитру. А от Сергея не знаешь, чего ожидать, резервы внутренние безграничны. Он не существует в «предлагаемых обстоятельствах», а меняется полностью: на площадке перед тобой конкретный герой, которого ты написал. Мало кто обладает этим даром.

ELLE: И вот, раз уж  вы сняли новогодний фильм…

С.Б.: И не забудьте написать: кто придет на «Млечный путь» и загадает желание, — оно обязательно сбудется!

ELLE: Пожелайте тогда что-нибудь друг другу в этом году.

С.Б.: Если честно… (На минуту задумывается.) Давайте пожелаем друг другу мирного неба над головой. Сейчас, господа это очень актуально.

ELLE: То есть вы — лично Ане — мирного неба желаете?..

А.М. (Смеется.) Знаешь, мил человек, не понимаешь ты слово «формат»!

С.Б. А это все связано. Сейчас я делаю «Веселого солдата» по Астафьеву. И нахожусь в теме войны очень серьезно. Мне очень не хотелось бы, чтобы мы вынуждены были оставить нашу профессию, забыть про счастье, про любовь, про все забыть – и воевать. Я очень хотел бы, чтобы и Аня, и все мы снимали любимое кино. Делали то, что нам хочется. Были спокойны и уверены в завтрашнем дне. Чтобы дети росли нормально и вырастали с родителями…

ELLE: Хорошо, хорошо! Аня, а вы что Сергею пожелаете?

А.М. Чтобы ты был сильный и счастливый.

К списку интервью


=