Сергей Безруков: «Финал нашей версии «Острова сокровищ» всех потрясет»

Юлия Чечикова, М24, 3.06.2015

Губернский театр в этом сезоне выпустил семь премьер, ориентированных на самую разную аудиторию. Но, наращивая репертуар, Сергей Безруков неукоснительно следовал принципу, от которого отталкивался с самого первого дня на своем посту худрука: делать театр для людей. И это касается не только зрителей – Безруков привык развивать коммуникации, к примеру, предоставляя сцену режиссерам-дебютантам.

Под конец сезона Губернский выпустил восьмой спектакль «Остров сокровищ», проект заметный не только по своему масштабному художественному воплощению, но и по подходу – он объединил вокруг себя людей, уверенных в том, что детский спектакль должен быть эталоном того представления, которое только может предложить публике театр. В перерывах между репетициями Сергей Безруков эксклюзивно для M24.ru рассказал о своем видении романа Стивенсона и о том, как ему далась роль одноногого пирата.

– «Остров сокровищ» – история все-таки не совсем детская. Здесь есть и насилие, и огромное количество смертей…

– Мы решили отказаться от многих кровожадных сцен. В нашем спектакле все это оптимально завуалировано и прикрыто так, чтобы не вызывало агрессию. Наши пираты обаятельные. Даже эффектная сцена взятия форта сродни тому, что мы видим в приключенческих блокбастерах. Посмотрите – в «Пиратах Карибского моря» столько пальбы и смертей! Но при этом, если по-честному разобраться, это не воспринимается как документальная хроника. И нам было очень важно, чтобы и здесь, в спектакле возникали совершенно другие ощущения от баталий. В нашей версии – это такая красивая войнушка, с пальбой и зрелищным фехтованием.

– Но ваш герой – хладнокровный убийца.

– Конечно, вы правы. Да, Сильвер – не простой малый. Но, несмотря на то, что он – разбойник, нельзя сказать, что он отрицательный персонаж, потому что в нем, вопреки его кровожадности и коварству, все-таки есть человечность, и это качество – очень важная составляющая его образа. И именно это будет подчеркнуто в спектакле. Мой герой действительно пытается спасти жизнь Джиму Хокинсу. Мы придумали, на мой взгляд, удачный психологический ход, очень определенно характеризующий Сильвера: когда он понимает, что в отмеченном Флинтом месте на карте нет никаких сокровищ, он развязывает Джиму руки и говорит – «уходи, поверь мне как повару – пахнет жареным!» Джим отказывается. «Забудь про данное тобой слово джентльмена, они убьют нас обоих! Уходи ты!» Но Джим остается. И этот мальчик принимает такое благородное решение, на которое способен не каждый взрослый.

– Весь спектакль вы максимально точно следуете литературному оригиналу, а финал решаете по-своему?

– Да, это будет версия Губернского театра, и мы имеем полное право на это. Наша концовка звучит гораздо актуальнее для современных детей. Мое поколение во времена своей юности совершенно иначе воспринимало эту тему сокровищ. Сейчас нужно, чтобы наши маленькие зрители получили свой урок: мальчишка оказывается способен на поступок, который тяжело дается сложившимся мужчинам. Но его слова настолько разумны, что взрослые, тем не менее, идут за ним. Именно этот мальчик остается самым благородным в этой истории. Это тот самый месседж, который мы вкладываем в наш спектакль – наша надежда связана с ними, удивительными ребятами, для которых уже с малых лет существует настоящий взрослый кодекс чести. Они помнят свои и чужие обещания, держат слово, иначе относятся к золоту, не приемлют несправедливость и оказываются способными спасти жизнь другому человеку, даже если он не совсем чист на руку.

– Восприятие этой истории разнится с тем «Островом сокровищ», где Сильвера играл Олег Борисов?

– Это потрясающая история. И в этом фильме, кстати, тоже был изменен финал: последняя сцена разворачивается на корабле, и там Джона Сильвера настигла смерть. Это было очень сильно, потому что смерть неожиданная – от случайной стрелы Бена Гана, отравленной ядом кураре. Мы же пошли другим путем. У нас свой финал, и тоже совершенно неожиданный, такой, что выходя из зала вы обязательно скажете: «Да… Однако». Такого финала еще не было ни в одной версии, но именно в таком ключе мне хотелось поставить точку в этой истории.

– Расскажите, как долго вы учились ходить на одной ноге? Чувствуется, что физически это очень тяжелая задача.

– Это правда. Мы решили сделать первый выход «классическим»: на сцене появляется, опираясь на клюку, одноногий пират Джон Сильвер, у него на плече попугай. Кстати Флинт (его кличка) действительно разговаривает. Его гладишь, и он издает звуки. То есть он практически настоящий. Физически роль, признаюсь, дается тяжело, тем более, что большая часть декорации – палуба корабля – сделана под наклоном.

Во втором акте есть потрясающая драка, в которой мой герой защищает Джима, и при этом он действует только одной клюкой. Причем настолько профессионально, что ему не составляет труда одним махом уложить пятерых головорезов. И тогда становится ясно, насколько в действительности опасен Сильвер. Его боялся сам Флинт. С первого взгляда можно подумать, что он человек приятный, даже мягкий, — но он, конечно же, в первую очередь пират. Кроме того, он очень умен и способен рассчитать ситуацию таким образом, чтобы грамотно обвести свою команду вокруг пальца. Другое дело, он прекрасно понимает, что все-таки не в состоянии в одиночку бороться против всех.

Ссылки по теме

Безруков остался без ноги: в Губернском театре поставили «Остров сокровищ»
Сергей Безруков сыграет одноногого пирата-повара

– Расскажите, с чьей подачи в вашем спектакле появился образ Джека Воробья?

– Это была моя идея – придумать именно такой образ Бена Ганна. Перед спектаклем, как правило, у нас проходит в фойе театрализованная интермедия. Этот контакт с актерами необходим, чтобы зрители еще до начала спектакля ощущали себя в атмосфере романа Стивенсона. И там появится наш оригинальный Бен Ганн – актер Сергей Куницкий, который работает в гриме героя Джонни Деппа. Мы постарались в точности скопировать грим Джека Воробья, и сделать на него добрую пародию. Дети, которые увидят его в фойе, без труда признают в нем своего любимого героя.

Что касается спектакля, то Бен Ганн появляется только во втором акте. Поставив такую сложную задачу для своих артистов, я сделал это специально и нарочно. Бен Ганн проводит интерактив с детьми, а потом, уже с седыми дредами выходит на сцену, играя Бена Ганна. И по сути, это такой же Джек Воробей, но только сошедший с ума после трех лет жизни на необитаемом острове, объевшийся за это время всяких странных ягод. Думаю, этот ход вполне оправдан. Что касается моего героя, то я смотрел на другого капитана – антипода Джека Воробья, хотя персонаж даже внешне получился похож.

– Как часто вы планируете играть в этом спектакле?

– Постараюсь появляться в «Острове сокровищ» максимально часто, как только будет возможность. Понятно, что у нас у всех занятости, съемки. А в те дни, когда буду занят, меня заменит наш замечательный Григорий Фирсов.

– То есть в следующем сезоне у зрителей тоже будет возможность увидеть этот спектакль с вами в этой роли?

– Безусловно я буду играть! А зачем же я тогда вызвался! Не только для премьеры. Мы будем играть в очередь.

К списку интервью


=