Сергей Безруков: «Дмитрий Дюжев выучил несколько фраз на татарском. Это есть в тексте у Островского! Мы выверяли его произношение с помощью ребят из Татарстана»

Ольга Гоголадзе, Kazanfirst, 24.02.2014
Сергей Безруков: «Дмитрий Дюжев выучил несколько фраз на татарском. Это есть в тексте у Островского! Мы выверяли его произношение с помощью ребят из Татарстана»

Дмитрий Дюжев, Сергей Безруков, Ирина Безрукова

Каждый раз, приезжая в Казань, Сергей Безруков вызывает невероятный ажиотаж. Достаточно вспомнить, как прошлым летом на «Литературном дворике» даже крыши близлежащих гаражей были забиты под завязку, не говоря уже о местах в «партере» и на балконах жилых домов. В этот раз он привёз с собой «тяжёлую артиллерию»: Дмитрия Дюжева, жену Ирину, актеров спектакля «Нашла коса на камень» Карину Андоленко, Галину Бокашевскую и Антона Хабарова, а ещё всю труппу Московского Губернского театра на самые длительные для них гастроли.

С 24 по 28 февраля они дадут серию спектаклей на камаловской сцене. Казанские зрители увидят, на что способны прославленные актёры и что сейчас в тренде в Москве. Журналисты, естественно, поспешили расспросить обо всём поподробнее у главного режиссёра  театра. Параллельно Безрукова атаковала интернет-аудитория, которая очень активно присылала самые неожиданные вопросы в режиме онлайн. Поэтому пресс-конференция получилась довольно нетривиальной. Хотя, началось всё стандартно:

— Сергей, что вы приготовили для казанского зрителя?



Сергей Безруков: Мы привезли самые громкие премьеры прошлого сезона. В первую очередь, это классика. Но классика не обязательно русская: если я пою про берёзы, это не значит, что у театра всё должно быть в этом стиле. Мы покажем спектакль «Нашла коса на камень» по Островскому, в котором соединены воедино сразу три пьесы Александра Николаевича, а на сцене в общей сложности появится 70 человек вместе с оркестром.

Одну из главных ролей исполнит Дмитрий Дюжев, и он специально выучил несколько фраз на татарском языке. Да-да, не удивляйтесь, но это есть в тексте у Островского! Мы выверяли произношение с помощью ребят из Татарстана, которые работают в нашем театре. Особенно старались перед поездкой в Казань, потому что здесь нас просто обязаны понять! Далее, детское направление, мюзикл «Про трёх отважных поросят». И современная драматургия, которая представлена спектаклем «Первое Второе пришествие». Это постановка для умных людей, знакомых с Евангелием, способных размышлять о глобальных философских вещах, думать о душе и, в то же время, уметь читать между строк.

— Поймут ли этот спектакль представители других конфессий, не знакомых с библейскими текстами?

Сергей Безруков: Да, его философия будет понятна всем. Это история не о религиях, а о людях, которая объединяет нас всех. Я думаю, что найти Бога в душе — самое главное. Конечно, само произведение довольно провокационное. Реакция зрителей всегда полярная: одним категорически не нравится, а другие уходят со слезами на глазах. Это как лакмусовая бумажка, позволяющая понять, кто мы и насколько способны воспринимать Пророка, несущего истину. Не закончится ли его жизнь и в наши дни тем же самым? При этом, само произведение написано с большим юмором.

—  «Нашла коса на камень» будет сопровождаться тифлокомментированием. Как часто ваш театр посещают незрячие и придут ли они на спектакль у нас, в Казани?

 

Ирина Безрукова: В России на данный момент услуга аудиодескрипции (лаконичное описание предмета, пространства или действия, которые непонятны слепому человеку без специальных словесных пояснений — KazanFirst) в театрах вообще не представлена. Страшно сказать, но на данный момент в стране всего 20 тифлокомментаторов… Я — одна из них. У меня есть профессиональное образование, которое я получила после того, как подружилась с Дианой Гурцкой. Именно благодаря ей я поняла, насколько это важно для незрячих людей. Мы сделали аудиодескрипцию специально для спектакля «Пушкин», и в первый раз его комментировала я сама. Как говорится, «назвался груздем…». И мы очень счастливы, что в Казани на спектакль «Нашла коса на камень» придут люди с нарушениями зрения и смогут услышать всё то, чего не могут увидеть на сцене. Они наденут наушники, а я в паузах меду репликами буду объяснять, где именно происходит действие, кто из героев говорит, стреляет или бегает. Это требует очень долгой предварительной подготовки: мы выверяем каждую фразу, «по косточкам» разбираем суть спектакля, а потом вносим коррективы с помощью слепых людей, которые делают свои замечания. Очень радует, что теперь они могут прийти в театр, как обычные зрители, сесть на любое удобное место, и никто даже не догадается, что у них есть проблемы со зрением.

 

Сергей Безруков: Мы надеялись, что наш пример вдохновит и другие театры на создание подобных спектаклей. Ведь какого-то невероятного оборудования для тифлокомментирования не требуется: простенькие наушники и кабинка для комментатора. Главное — найти  специалиста. Но прошло уже несколько лет с премьеры «Пушкина», а мы всё ещё одиноки в этой инициативе. Я очень надеюсь, что после наших гастролей из Казани в Москву направят небольшую делегацию для обучения таких людей.

— Как известно, театр начинается с вешалки. А чем может закончиться театр?

Безруков: Так или иначе, заканчивается он тоже вешалкой, особенно зимой. Самое главное, чтобы он не заканчивался «вешалкой» для артистов, у которых сумасшедший график. Они хотели много работать, и я даю им такую возможность. Теперь жду, когда они взвоют. А если серьёзно, то театр заканчивается, когда заканчивается коллектив. Если актёры начинают смотреть на часы, когда им становится скучно что-то пробовать на сцене — пиши пропало. Пока что нам всем безумно интересен театр. Там можно бесконечно экспериментировать и расти актёрски, в то время, как кино просто использует твой типаж.

Планируете ли вы снять ещё один фильм в Казани?

Безруков: К вам хочется возвращаться, Казань стала для меня родным городом. Я не забуду съёмок «Реальной сказки», здесь состоялся мой первый продюсерский опыт. И до сих пор подобных детских проектов в нашей стране почти нет. Так что, ваш город причастен к единичному случаю. К великому сожалению, мысли, который в нём зашифрованы, сейчас актуальны. Например, мой герой, Иван-Дурак говорит: «Я лёгкое потерял, потому за Родину воевал», а Кащей ему отвечает: «Люди на войне деньги делают, а ты здоровья лишился. Дурак ты и есть дурак!». Что касается нового фильма, я думаю, лучше спросить у Дмитрия Дюжева, он ведь у нас кинорежиссёр.

Дмитрий Дюжев: У меня уже несколько лет лежит сценарий детского фильма, который написал Денис Осокин. Это история о приключения двух мальчишек. Один из них — долговязый спортсмен и балагур, а второй — скромный «ботаник» с даром рисовать прекрасные картины, которые оживают. Вместе они мечтают найти дракона Зиланта, который может исполнить их мечту. Но когда мы подавали заявку на финансирование этой картины, то получили неутешительный ответ. Дело в том, что мы упустили детское поколение. Они привыкли к американским фильмам, на 90% состоящим из спецэффектов. Им уже не интересно смотреть на двух артистов, которые просто общаются в кадре. Сегодня мы не можем составить конкуренцию западным блокбастерам, слишком дорого. А вкладывать миллионы долларов в картину, которая рискует провалиться в прокате, желающих нет. Поэтому детских фильмов у нас всё меньше и меньше.

— Дмитрий, а насколько отличается работа в кадре от вашего нового амплуа кинорежиссёра?

Дмитрий Дюжев: На мой взгляд, основная задача в работе режиссёра с артистом — это  раскрытие в нём его способностей и потаённых возможностей, которые актёр мечтает реализовать. Большинство режиссёров кино мыслят, к сожалению, очень типажно. Умирает значение артиста, как пластилина, как существа, не имеющего формы. Когда-то Станиславский работал с актёрами, давая им роли для сопротивления и развития. Сегодня остались единицы мастеров, которые представляют режиссуру как практическую психологию.

— Когда выйдут «Каникулы строгого режима-2»? Отрицательный ответ не принимаем!

Сергей Безруков: Скажу честно, продолжения этого фильма не будет. Но сценарист картины написал историю «Временно недоступен», в котором снялись мы с Дмитрием Дюжевым. Там почти гоголевский сюжет, в котором люди меняются своими жизнями. И есть определённые отсылки на «Каникулы строгого режима» — те, кто любит этот фильм, должны оценить по достоинству. Материал всем очень нравится, ждём прайм-тайм.

Этот год объявлен «Годом парков и скверов», как по-вашему, это важно?

Сергей Безруков: Безусловно! К тому же, в парках можно устраивать поэтические вечера, как это было летом в казанском дворе. Думаю, за мной не заржавеет, я приеду ещё. В прошлый раз народу было столько, что я сам не ожидал. Здорово, что есть такое желание собраться и послушать поэзию. Поэтому парков в городе должно быть как можно больше.

— Я хочу стать исследователем Антарктиды, но мама говорит, что всё это — подростковая романтика и хочет, чтобы я выучился на врача или актёра. А что вы думаете об Антарктиде? Как бы вы отнеслись, если бы ваш сын решил стать геологом?

Безруков: Я считаю, что страсть к путешествиям ни в коем случае нельзя терять. Я всё детство с удовольствием смотрел программы про дальние страны, обожал книгу «Два капитана». Вообще, все артисты — романтики, поэтому я могу быть только «За!» такую идею.

К списку статей


=