Безруковский Сергей Есенин исповедался в Благовещенске

Амурская правда, 22.09.2014

Ссылка на источник

Сегодня в благовещенском ОКЦ Сергей Безруков представил свой спектакль «Хулиган. Исповедь» о жизни и творчестве Сергея Есенина. Зал аплодировал после каждого прозвучавшего стихотворения, а в конце выступления Безрукова-Есенина буквально завалили цветами.

Перед началом спектакля Сергей Безруков вышел на сцену, чтобы представить постановку. В тот же момент зал взорвался овациями, актер в ответ благодарил зрителя улыбкой и поклоном. Когда аплодисменты стихли, Сергей попросил отключить телефоны. К чести зала, в этот раз ни один некорректный звонок не нарушил действия.

– Спектакль, который вы увидите, — необычный. В нем сочетание самых разных театральных жанров. Но самое главное, что это спектакль-мистерия, спектакль-исповедь одного великого хулигана, который когда-то жил на этой великой русской земле — Сергея Есенина. Итак, мы представляем единственный в своем роде спектакль «Хулиган. Исповедь»! — с этими словами Сергей Безруков ушел со сцены, чтобы выйти через несколько минут уже Есениным.

Два часа пролетели на одном дыхании. Через произведения Сергея Есенина, которые читал и пел его тезка, перед зрителями разворачивалась жизнь известного поэта. Началось повествование с залихватских частушек и встречи Есенина с рабочими. Безруков в роли поэта отвечал на вопросы из прошлого о поэзии и политике. В том числе и на вопрос о том, как он относится к Маяковскому. Поэт отшутился: «Я к Маяковскому не отношусь», и добавил знаменитое: «Знаете, почему я — поэт, а Маяковский так себе — непонятная профессия? У меня родина есть! У меня — Рязань! Я вышел оттуда и, какой ни на есть, а приду туда же! А у него — шиш! Вот он и бродит без дорог, и ткнуться ему некуда…»

Спектакль проходил при минимуме, а точнее при почти полном отсутствии декораций. Но благодаря музыке, вокалу и танцам артистов, сопровождавших стихотворения, зрители оказывались вместе с поэтом то на милой его сердцу рязанщине, то на персидском базаре, где Есенин просил совета у менялы, то в очередном кабаке. Или в знойной Испании, пока Сергей Безруков в образе Дон Жуана исполнял есенинское «Может, поздно, может, слишком рано», положенное на музыку собственного сочинения.

«Пускай ты выпита другим», «Любовь хулигана», «Сыпь, гармоника! Скука… Скука», «Сорокоуст», «Письмо к женщине», «Хулиган» и «Мне осталась одна забава…» сменяли друг друга. Кульминацией спектакля стала поэма «Черный человек». Развоение личности поэта Сергей Безруков изобразил с помощью обычной черной перчатки, надетой на руку. После этого прозвучал открывок из поэмы «Страна негодяев»:

Ваше равенство — обман и ложь,
Старая гнусавая шарманка.
Этот мир идейных дел и слов
Для глупцов — хорошая приманка.
Подлецам — порядочный улов…
Я потерял равновесие…
Я знаю сам —
Конечно, меня подвесят
Когда-нибудь к небесам.
Ну так что ж!
Это еще лучше!
Там можно прикуривать о звезды…

За этим отрывком, который Безруков читал уже из-за кулис, последовала воплощенная в танце сцена избиения поэта людьми в форме НКВД и смерти Есенина.

После завершения спектакля зрители встали. Актера и задействованных в постановке музыкантов, вокалистов и танцоров они долго не отпускали со сцены. На бис Сергей Безруков прочитал еще одно стихотворение Есенина и простился с амурчанами.

К списку статей


=