Ирина Безрукова: «История гадкого утенка – это про меня»

Мария Сперанская, Lilit (Латвия), № 8, 2012 г.

Скачать в формате pdf

«Мужняя жена» – это не про нее. Актриса Ирина Безрукова – самодостаточная творческая личность и интересный человек. В браке с популярнейшим Сергеем Безруковым они уже 12 лет, а их отношения не потеряли тепла, романтики и доверительности. Во многом это заслуга Ирины. Видно неспроста в кино она недавно сыграла Василису Премудрую.

Ирина, наше интервью пришлось отложить, потому что вы улетали в Канаду. Отдыхали там или работали?

Я отдыхала, а Сергей гастролировал – он играл спектакль «Хулиган» о Есенине в трех городах: Монреале, Торонто и Ванкувере.

Вы стараетесь всегда сопровождать мужа на гастролях?

Чаще всего — да. Потому что иначе у нас есть большой шанс вообще не встретиться из-за огромного количества разъездов каждого из нас по миру. Например, одна моя знакомая актриса долго снималась ночами, а когда утром приходила домой, ее любимый мужчина уже уходил на работу. Через некоторое время она отправила ему СМСку: «Давай встретимся, где-нибудь вместе пообедаем. Если ты еще помнишь, я такая — черненькая». Нам такой перспективы не хочется.

Как спектакль принимали в Канаде?

Были аншлаги. Для семейного архива я сделала фото, там прекрасно виден переполненный зал и то, как эмоционально реагирует публика. На поклонах люди стоя аплодировали даже на балконах, бисировали, много раз вызывали актеров.

Удалось за границей почувствовать себя свободно, или вас с Сергеем и там узнавали на улицах?

Вначале все было спокойно, и мы на этот счет абсолютно расслабились. В один из дней решили посетить самый крупный в мире магазин снастей и рыболовной утвари. Сережа очень любит ловить рыбу, и конечно это ему было интересно. Грандиозное по площади сооружение, похожее на музей – внутри воссозданы скалы, дикий лес, стоят чучела разных животных, даже медведи в полный рост, огромные аквариумы с осетрами. И продается все-все – от крошечного крючочка до легкого самолета, на котором, видимо, в Канаде летают на рыбалку. Очень мы смеялись, увидев розовые удочки для женщин. Оказывается, они пользуются спросом. В общем, бродили мы там, бродили, и вдруг нас замечают две русскоговорящие женщины. Дамы оказались раскованные, и метров с тридцати стали кричать: «Ой, подождите! А вы случайно не Сергей Безруков?!» А Сережа на такое никогда не реагирует. Я, как в шпионском фильме, заговорщицки шепчу: «Уходим, за нами следят». Мы повернули за стенд с водолазными костюмами и аккуратненько ушли от преследования. Потому что в тот момент давать автографы, отвечать на вопросы настроения совершенно не было. Но самое смешное произошло в Торонто. За кулисы, обойдя все кордоны, проник человек. Подходит к нам и говорит: «Я от индейцев. Я – Быстрый Олень. Можно взять автограф? А потом я вас сфотографирую!» И все это на чистом русском языке и очень серьезно.

Да, нелегко быть публичным человеком, а женой звезды – вдвойне!

Ну… мы же сами выбрали этот путь. А Сережей я горжусь – он большой труженик! Вижу, как он много работает, как это зачастую дается ему непросто и физически и морально, поэтому стараюсь посильно помогать ему. У него, конечно, есть и секретарь, и директор, и пресс-агент, но и мне дела находятся. (Смеется.) Если он попросит срочно, глубокой ночью отобрать хорошие фотографии для журнала, — буду сидеть и отбирать. Да и ко многим его делам посерьезнее я подключаюсь, если нужно. Не все жены-актрисы на это способны. Знаю таких, которые на просьбу мужа пожмут плечами: «Фу, это твои проблемы. Мне некогда», — и пойдут заниматься собой. Я так не умею. Я устроена по-другому – у нас общие интересы.

Вы вместе уже 12 лет. А вот французский романист Бегбедер утверждает, что «Любовь живет три года». Как считаете, у любви есть срок годности?

(Улыбается.) Ну, это же не банка с тушенкой! Но по поводу срока в три года я с Бегбедером согласна — это знаковый, пороговый срок. И если двое перешагнули его, оставшись по-прежнему вместе, значит, их любовь не только не умерла, а начался некий метафорический процесс «прорастания друг в друга». Люди становятся не только любящими, но и по-настоящему близкими и родными. Мне кажется, у нас это именно так.

Некоторые жены актеров сквозь пальцы смотрят на увлечения супруга, считая, что это необходимо ему для вдохновения. А какова ваша позиция?

Не считаю, что это необходимо. Я же сама актриса, и мне для вдохновения ничего подобного не требуется, а достаточно воображения, чтобы сыграть любую сцену. Для меня дороже сохранить родного и единственного человека, чем пуститься в какие-то амурные приключения. Естественно, что и я жду такого же уважительного и верного отношения к себе. По-моему, это честно.

Недавно в телеэфире Сергей, наконец, признался, что это он сыграл Владимира Высоцкого в нашумевшей картине «Высоцкий. Спасибо, что живой». Как эта роль отразилась на нем?

Она далась очень нелегко и психологически, и физически.

Ходили слухи, что у него от латексного грима были проблемы с кожей лица…

Это правда. Но сейчас все уже хорошо. Дело в том, что съемки проходили во время жуткой жары и смога летом 2010 года. Москва тогда опустела, не было даже птиц и бродячих псов, вокруг лишь выжженная трава да картонное шуршание сухих листьев на деревьях. Страшное зрелище! Синеватая дымка угарного газа висела повсюду, включая квартиру, несмотря на задраенные рамы и кондиционер. Сына я отправила с друзьями на Байкал, а сама осталась рядом с мужем. И ни на один день мы не могли уехать из Москвы, чтобы просто подышать. Даже я, не работавшая тогда, почувствовала, где у меня находится сердце, где печень. А Сергей снимался в негерметичном павильоне, где полетели кондиционеры, и в кадре под софитами было +52С. И играл он в кожаной куртке, джинсах, закрытой обуви да еще в латексном гриме по много часов подряд. Все члены их съемочной группы выглядели измотанными. Не знаю, как они это выдержали. В таких случаях говорят – сила духа спасла.

Сергею очень удаются роли исторических личностей — Есенин, Пушкин, Моцарт, Иешуа, Высоцкий… А правда, что недавно американский режиссер утвердил его на роль Гагарина?

Глупости, это утка! В данный момент он точно не собирается играть Юрия Гагарина. Придумывают про Сережу очень много, самого разного. И на его сайте специально был открыт раздел под названием «Античушь». Прошлой зимой желтая пресса добыла где-то его фотографию со съемок фильма «Матч». На ней Сергей запечатлен в гриме человека, сидящего в концлагере – изможденный, заросший, с ввалившимися глазами. Фото вывесили в Интернете и подписали – «Сергей Безруков болен раком». Эта «новость» не имеет под собой никакого основания. Позже, на премьеру «Матча» он пришел в цветущем виде, но «писатели» все никак не угомонятся. Что ж, как говорила моя бабушка, — дай Бог всем им здоровья, и главное, чтобы головка здоровой была.

Если уж речь зашла о слухах, то писали, что в прошлом году ваша семья чуть не лишилась квартиры. Опять домыслы?

Это был возможный вариант развития событий. Я сидела дома, передо мной лежали документы, где я должна была написать лишь одно слово «Согласна» и поставить подпись. Дело в том, что тогда Сережа снимал свой продюсерский дебют — картину «Реальная сказка». Денег катастрофически не хватало, а простаивать было невозможно — актеры-дети стремительно росли. Решили брать банковский кредит — 700.000 долларов — под личное имущество. Была описана наша единственная квартира и обе машины. Риск страшный — если бы не получилось вовремя вернуть деньги с процентами, мы бы потеряли все. К счастью, документы так и остались неподписанными. В последний момент нашелся хороший человек — Сережин знакомый, у которого пищевой бизнес в Белоруссии, и он сказал: «Я дам тебе эту сумму взаймы беспроцентно». В принципе, он нас просто спас.

Недавно «Реальную сказку» показал Первый канал российского телевидения. Ваша пара сыграла там главные роли Ивана Дурака и Василисы Премудрой. А что еще нового в вашем творчестве?

Я снялась в комедии «Полный контакт», Сережа приступил к работе в ремейке «Джентльмены удачи-2». А вместе мы озвучиваем многосерийный мультфильм «Хуторок». Первые пять серий уже вышли на диске. Адресован он малышам от 3 до 7 лет. Там в маленьком домике на хуторе живет баба Зина, и у нее есть баран, пес и кот. Каждую серию с ними происходит что-то новое. Мультфильм этот очень красивый и добрый, с правильной моралью. Сережа разными голосами говорит за всех животных, а я – за бабу Зину.

Ой… Как-то бабушка с вами совсем не вяжется!

(Смеется.) Ну, она у меня не совсем дряхлая, еще крепкая, с клюкой не ходит, огород сажает. Озвучивать анимацию мне очень нравится. В «Князе Владимире» говорила за Анну Византийскую, в «Сказе про Федота-стрельца…» — за избалованную принцессу, дочку царскую. Я вообще свою профессию очень люблю.

Если вернуться в вашу юность, как думаете, то, что вы стали актрисой, было предопределено?

Нет. Это произошло через мои невероятные усилия, через преодоление робости, неуверенности в себе. Мой папа был музыкантом, я в детстве тоже играла на скрипке, во всяких школьных праздниках участвовала. Но никогда не была в первых рядах, потому что сильно стеснялась. Из этого состояния я себя вытаскивала годами — шаг за шагом. Сегодня говорю, что история про гадкого утенка – это про меня. О том, чтобы стать актрисой, вначале даже мечтать не мечтала. Но в старших классах стала заниматься в театральной студии, а многие студийцы ездили из нашего Ростова-на-Дону поступать в Москву. Я тоже решила попробовать. В Щепкинском училище дошла до конкурса и… с грохотом провалилась. До этого на прослушиваниях я супругам Соломиным, которые набирали курс, очень нравилась, но на конкурсе я увидела вокруг столько красивых девушек, смелых, уверенных в себе, отлично одетых. Смотрела на них и думала: «Вот эта точно поступит, и эта, и та…», — после чего вышла читать и впала в ступор. Ольга Николаевна Соломина сказала: «Ты же так хорошо на турах шла. Куда сейчас все подевалось?!» Даже пытались убедить завкафедрой Царева дать мне шанс, но он ответил: «Она ничего выдающегося не показала…» Я вернулась домой и с высшим баллом поступила в Ростовское училище искусств, на специальность «Актриса театра и кино». Еще будучи студенткой сыграла несколько ролей в Ростовском театре драмы, потом работала в Тульском театре драмы и недолго – в театре под руководством Олега Табакова уже в Москве.

У вас в юности были кумиры среди актеров?

Не то, чтобы кумиры… Но я с детства очень любила кино. Смотрела все подряд, как завороженная. Жили мы  с бабушкой и младшей сестрой совсем небогато, и все же на последние копейки я покупала журнал «Советский экран». Там были такие красивые и всеми любимые артисты на обложках! Пару лет назад мы с Ларисой Удовиченко, незнакомые до этого лично, ехали в одном купе на кинофестиваль в Воронеж. Я говорю: «Лариса, представляете, в конце 80-х ваша фотография висела у меня дома, и то интервью ваше я помню до сих пор!» Вот уж она удивилась! Портреты самых любимых артистов я вырезала из журнала и приклеивала на дверь своей комнаты. Потом каждый день встречалась глазами с Гурченко, Муравьевой, Мироновым, Васильевой, Купченко, Полищук… Под многими портретами стояла подпись – «фото Валерия Плотникова». А спустя годы Плотников и меня несколько раз снимал для своих альбомов. Такой вот перевертыш.

Вы ведь, кажется, вообще начинали, как фотомодель?

Подростком обожала фотографироваться, и когда были деньги, бежала в фотоателье, а потом подолгу рассматривала свои снимки. Однажды на улице ко мне подошел человек, и предложил попробовать позировать для фото. Тому фотографу я сразу поверила, что это не просто флирт, а серьезно. Хороший оказался человек. Он начал со мной работать, и через три года у нас получился снимок, который без всякого протеже дал мне возможность участвовать в конкурсе «Мисс фото СССР-89″. Благодаря этому я попала в модельное агентство, с которым сотрудничала более десяти лет.

Вы и сегодня отлично выглядите. Поделитесь секретом!

Да никаких особых секретов нет, это, наверное, природа. Конечно, я ухаживаю за собой, посещаю косметолога. Но ничего радикального пока не предпринимала. Шучу, что, наверное, войду в книгу рекордов Гиннеса, как полностью натуральная артистка. Хотя ни от чего не зарекаюсь. Жизнь покажет. У меня есть взрослая подруга — актриса Малого театра Людмила Полякова. Так вот у нее сейчас в профессии второе дыхание. Потому что большинство актрис ее возраста сделали себе пластику, и теперь в кино на роли бабушек не годятся. А она к хирургам не ходила, и нарасхват, просто из фильма в фильм! «Никогда в жизни, — говорит, — не снималась столько, даже в молодости». Как-то мы с моим сыном говорили о пластических операциях. Я спрашиваю: «Андрюш, а как ты представляешь бабушку своих будущих детей? С силиконовыми губами?» Он испугался: «Нет, только не это!» Но я недавно прочла где-то занятное предположение, что скоро мы получим поколение бабушек курящих, матерящихся, не умеющих печь пирожки и с татуировками на самых неожиданных местах.

Много лет вы были вегетарианкой и сторонницей раздельного питания. А сейчас?

Теперь я решила есть все, что мне захочется. Мы с Сережей всегда много ездили по миру. И в ресторанах каждой страны предлагались вкуснейшие блюда, а я сидела и выбирала: «Ой, это я не могу, и это не буду. Я ведь вегетарианка…» Но однажды подумала – а, может, попробовать такое кушанье у меня сейчас единственный шанс в жизни?! И с тех пор ни в чем себе не отказываю. Мало того – сама экспериментирую на кухне. Даже научилась печь шикарные булки с корицей и шоколадом. Муж, сын, да и я сама их просто обожаем! Правда, это отражается на нашем внешнем виде…

А как же извечная женская борьба за фигуру?

Раневская говорила – «жизнь настолько коротка, что глупо тратить ее на жадных мужчин и на диеты». (Улыбается.) С юности у меня было астеническое сложение, а теперь стали появляться округлости. Приятельница сказала: «Ну и что?! Сколько можно жить с фигурой подростка? Ты просто приобретаешь нормальную женскую фигуру». Но для меня поначалу это было настолько непривычно, что я хотела вернуться к прежней форме. Может, — думала, — долго и настырно не вылезать из фитнес-клуба? Мадонна же отличный пример. Одно время мы с сыном и Сережей, частенько ходили в тренажерный зал. А потом я поняла: «Зачем бороться с природой? Почему я должна зависеть от мнения людей, которые привыкли, что Безрукова – это субтильное существо с острыми коленками. Может, просто стоит принять свою новую фигуру?» И приняла.

Про вредные привычки обычно спрашивают у мужчин. А у вас они есть?

Конечно, — очень люблю поспать. Могу спать по 12 часов в сутки. Мой муж смеется: «У тебя проблем со сном не существует!» «Да, — говорю, — потому что люди с чистой совестью хорошо спят». При этом – парадокс — я не могу заснуть в транспорте. Когда в декабре мы летели 18 часов на Гавайи, измучилась невероятно. Хотя у большинства актеров и певцов, которые вынуждены много путешествовать, вырабатывается рефлекс. Однажды в Париж мы летели на одном рейсе с Димой Биланом. Стоило ему прислонить голову к спинке кресла, как он моментально отключился, и проснулся только, когда шасси коснулись земли. Сережа тоже, если машину ведет водитель или я, может спокойно проспать всю дорогу. Его организм понимает, что раз нет времени на нормальный сон, нужно использовать любую возможность для отдыха. Я же так пока не научилась.

Ну, это вы про «вредное» пошутили. А как у вас все-таки с по-настоящему вредными привычками?

Их нет, я практически идеал. (Смеется.) Курить я никогда не курила, и алкоголь меня не привлекает. Безалкогольное вино пью с удовольствием, мне нравится вкус, а вот состояние опьянения совсем не нравится, просто не доставляет удовольствия. И мне не надо пить, чтобы поднять настроение, оно у меня поднимается вместе с компанией. Всем весело – и мне весело! Зато я могу сесть за руль и кого-то отвезти. И потом в шутку говорю: «Ну, я вам наутро расскажу, что было».

Есть женщины, которым всегда, как незабвенной Любови Орловой, 39-ть. А на сколько лет вы себя ощущаете?

Лет на 25, не старше. Но зеркало-то напоминает, что внутри у тебя один возраст, а снаружи другой. И ты уже не можешь позволить себе надеть шортики с маечкой и пройтись по городу, потому что в твоем возрасте это неприлично. Возраст ощущается тогда, когда тебя начинают оценивать посторонние люди. И Москва в этом смысле очень жестока. Это давит, начинает раздражать. Я понимаю актрис, которые бросают все, уезжают жить на Гоа, ходят там по берегу океана босиком в одном парео и счастливы. Однажды я говорила с известным американским психологом, и он спросил: «Ира, у тебя есть какие-то страхи, ты чего-то боишься?» Я отвечаю: «Наверное, да – не хочу стареть!» Он улыбнулся: «Ты знаешь, что все стареют – это не откровение! Но есть люди, которые красиво стареют. Они просто переходят в другой прекрасный возраст, на следующий этап жизни». И правда, я заметила, что на внешность людей, которые несут в себе свет, позитивно настроены, открыты, наполнены любовью к другим, обращаешь внимание лишь первые три минуты. А потом просто проникаешься их обаянием, и они кажутся тебе очень красивыми, несмотря на годы. Для меня таким примером является приятельница нашей семьи актриса Нина Гребешкова — жена режиссера Леонида Гайдая. Она хоть и в преклонных годах, но по духу моложе своей внучки — настолько жизнерадостна! Ее можно часами слушать с открытым ртом. Мой сын ее просто обожает.

Извините за бестактность, но когда возникла ваша с Сергеем пара, ей пророчили недолгое будущее, из-за того, что вы старше. Вас это беспокоило?

Когда влюбляешься, уже ни на что не обращаешь внимания – ни на разницу в возрасте, ни на шепот вокруг. Временами, если эта тема всплывает, я начинаю задумываться. Но ненадолго. Когда мы с Сережей стоим рядом, то выглядим абсолютно как сверстники. И потом не такая уж у нас грандиозная разница, как иногда приписывают некоторые «доброжелатели».

Ваша семья занимается благотворительностью. Кому вы помогаете, и как вы к этому пришли?

Однажды я, вместе с актрисой Диной Корзун, побывала в отделении больницы, где лежали дети с тяжелыми заболеваниями крови. А на следующий день привела туда Сергея. Я видела, что даже ему — мужчине, было тяжело смотреть на такие страдания детей. После этого Сергей стал участником первого благотворительного концерта фонда «Подари жизнь», который организовали Чулпан Хаматова и Дина Корзун. А два года назад меня пригласили посетить отделение детской ревматологии. После чего я вошла в попечительский совет организации «Возрождение», созданной родителями пациентов. Наша главная цель – повлиять на законодательство. Потому что большинство ревматологических заболеваний пока неизлечимы, дети постоянно должны принимать дорогущие препараты, облегчающие их жизнь. Но как только самочувствие пациентов после лечения улучшается, чиновники от медицины лишают их бесплатных препаратов. Неимущие мамочки там просто воют от безысходности, потому что без лекарств их дети опять попадают в больницы. Тупик. Живите, как хотите. Мы пытаемся помочь, всем миром собираем средства на лекарства. Почти всегда я перечисляю туда 10% от своих гонораров, Сергей, по возможности, тоже. Кроме этого, мы стараемся отвлечь маленьких пациентов от болезни: устраиваем праздники, делаем подарки, приглашаем известных людей – многие откликаются. И ведем просветительскую работу.

Как складывается жизнь у вашего сына Андрея?

Андрей вырос, ему 22 года. Он по-прежнему живет с нами. Своим сыном я очень довольна, не потому что я его мама, а потому что он взрослый, достойный, самостоятельный человек, с мнением которого мы считаемся. Сейчас он учится в Российском государственном открытом университете на филологический факультете, который готовит переводчиков в дипломатической сфере, и работает.

Не пошел, значит, по актерской стезе…

Выходит, что пока – нет. (Смеется.) Когда он оканчивал школу, мы спросили: «Кем ты хочешь стать?» И он честно сказал: «Не знаю…» И тогда я, как мама, ему объяснила, что вариантов не так много: либо он выберет ВУЗ и поступит, либо пойдет в армию. Так и сказала: «Я не намерена давать взяток», — это была моя «военная хитрость». И Андрей стал ходить на подготовительные курсы в Школу-студию МХТ, но потом не поступил. Зато его взял к себе сразу на второй курс актер и педагог Сергей Десницкий. Проучившись там полгода, сын как-то пришел домой и говорит: «Молодой режиссер из одного театра-студии предложил мне сыграть Ромео в спектакле «Ромео и Джульетта». Мы обрадовались: «Поздравляем!» А он продолжает: «Мама, Сережа, сядьте. Я подумал, и не буду играть Ромео. Я вообще решил уйти из театрального. Не хочу быть актером». Это было для нас просто откровением! «Эти артисты, такие странные люди», — сказал он нам — ребенок из актерской семьи. — В назначенное время на репетицию отрывка они не приходят, а если приходят — текст не знают». После этого Андрей поступил на японистику. Год изучал японский язык в институте, а потом говорит: «Мама, все мои сокурсники уже имеют место будущей работы в Японии, у них связи. У нас связей нет, и мне светит быть лишь педагогом японского языка». Так что перевелся на английский в Открытый университет и в следующем году его окончит.

Какие отношения у Андрея с Сергеем?

Такие же, как сложились с самого начала – дружеские. Сергей никогда не играл в отчима. Да и для меня сын — друг, именно мой хороший друг. Атмосфера у нас дома теплая, душевная. Вечера дома обычно очень весело проходят. Любим вместе посмотреть какую-нибудь кино-новинку, пообщаться за чаем. Если я не успеваю приехать к ужину, Андрей легко что-нибудь приготовит (он это любит) и для себя, и для Сережи. Сын вообще о нем очень заботится, всегда интересуется – не голоден ли, отдыхал ли?

А какой свекровью вы себя представляете — доброй или вредной, как в русских народных сказках?

Пока не представляю. Я просто хочу, чтобы Андрей был счастлив. При этом осознаю, что любой выбор сына необходимо уважать – ведь это только его личное дело. А еще четко знаю – не стоит с молодой семьей жить под одной крышей. Видеть их выяснения отношений, эмоции через край старшим ни к чему. Так что, как мама, я от этого попытаюсь в будущем дистанцироваться.

Что еще вас в жизни увлекает?

Я очень люблю путешествовать и фотографировать. Снимаю все подряд: от теней, фактур и листиков на деревьях, до пейзажей, уличных жанровых сцен и разных памятников по всему миру. Естественно, снимаю и Сергея. Когда он на съемках – это такое раздолье! Недавно Сережа играл в фильме «Уланская баллада», где был особый колорит – редуты, сабли, костюмы, кони. И смешные сочетания, когда стоит актер в историческом костюме, а рядом подсобный рабочий в мятом комбинезоне ест бутерброд. Меня муж тоже фотографирует, у него здорово выходит, на его снимках я себе всегда нравлюсь. Как я уже говорила – Сергей – фанатичный рыбак. Вместе с ним увлеклась этим и я. Недавно выдался один свободный день, и мы потратили его ударно — махнули в Подмосковье на пруд и вытащили более двадцати зеркальных карпов.

Что вы сегодня знаете о себе такого, чего не знали в 20-ть, в 30-ть?

Что я могу быть менее категорична. Максимализм остался в прошлом. Близкого человека я научилась воспринимать таким, каков он есть, а не каким бы я хотела его видеть. И в 20, и в 30 я пыталась переделать любимого мужчину «под себя». Сейчас я в этом не вижу никакой необходимости.

Оглядываясь назад, что бы вы сделали иначе?

Бессмысленно рассуждать об этом, ведь изменить в прошлом ничего нельзя. Вот придумают машину времени, тогда и поговорим!

К списку интервью


=