И не сказки это вовсе…

Сергей Шелехов, «СК-новости», №296, 06.2012

Ссылка на источник

В начале ноября прошлого года совершенно не замеченным, по отдельно взятым экранам, прошел фильм Андрея Мармонтова и Сергея Безрукова «Реальная сказка». Недавно он был показан по телевидению. Но никакого внятного анализа этой незаурядной картины, или даже просто грамотной рецензии в СМИ так и не вышло. Почему у нас перестали любить созидательное, хорошее кино? Кто должен находить, помогать продвигать такие фильмы?

Первый релиз фильма для детей, созданного в новой России, прошел 29 октября 2009 года. Фильм «Книга мастеров» был сделан на студии «ТРИТЭ». Но по странности или насущной необходимости, на самом деле – на студии «The Walt Disney Studios» в России. Как режиссер его снял американец Вадим Соколовский, глава отдела кинопроизводства и закупок компании «Walt Disney CIS». Фильм кипит спецэффектами, достаточно хорошо собран, даже немного фольклорно, ведь в основу сюжета создатели взяли сказы Бажова. Но при всем обилии навороченной графики, сказка получилась все-таки квази-американским фильмом для детей – и не диснеевским, и не русским.

Русская сказка логически проста, духовно мудра, у нее помимо формы еще и ум, и душа имеются. В этом — ключи успеха фильмов-сказок наших классиков Александра Роу и Александра Птушко. В их распоряжении не было таких технологий, которые есть сейчас, но были ум и талант, отсутствие которых, как мы постоянно убеждаемся, никакими технологиями не восполнишь.

Но все не так плохо. Фильм Сергей Безрукова и Андрея Мармонтова смотришь с удивлением, с радостью. В сердце возникает и долго еще не отпускает забытое в далеком детстве странное чувство происходящего чуда. Конечно, он не совершенен, и переборов многовато, и упущений, но одно абсолютно очевидно – это единственная пока, в нашем настоящем, мудрая русская сказка, рассказанная талантливым русским языком.

Некоторые считают, что на такие фильмы больше денег давать не надо, потому, что огрехов слишком много. Разберем некоторые из них, чтобы убедиться, что в следующей работе их можно с легкостью избежать. Итак, сказки закончились, и сказочные персонажи переселились в наш реальный мир. Кощей-олигарх открыл в себе предпринимательский талант и всех обеспечил квартирами, работой сносной, социальную, так сказать, программу предложил. Он же – царь, хоть и страшный, собака, но царь. Василиса Премудрая стала учительницей, Леший — бомжом, Иван-дурак — ВДВшником. Кощей зло творить не перестал, а то, что люди стали эгоистичными, расчетливыми и прагматичными, так ему это — как бальзам на душу. Только одно не дает ему покоя: какой же он бессмертный, если благодаря сказкам, каждый ребенок знает, где искать его смерть? И он уничтожает все страницы сказок, где описана его страшная тайна… А дальше братец Саша, в поисках сестренки Олеси, постарается справиться с Кощеем, и возвратить людям веру в чудо.

Первый огрех создателей ленты – неправильное социальное позиционирование, это беда многих начинающих продюсеров. Кому адресована сказка? Детям до 16. Но это всего лишь допустимый возрастной предел. Основная зрительская аудитория таких фильмов – дети от 6-7 лет. Они в кино сами не ходят, их водят родители или бабушки. Вот для них и надо было делать трейлеры и тизеры. У создателей «Реальной сказки» была такая возможность, но они ограничились минутным разговором в старом джипарьке Ивана-дурака с молодым героем Сашей Богатырем. Додумать, посоветоваться, было, по-видимому, не с кем.

И, конечно, нужно было прописывать в сценарии социальную пародию, придумывать читаемые шаржи, если хотите, гиперболы по примеру бессмертного, но в хорошем смысле, Салтыкова-Щедрина. Создатели фильма пошли по другому пути: ввели в контекст приемы современного триллера с погонями и стрельбой. Лихо, конечно, но, к сожалению, триллер жанр сложный, и до хорошего уровня его не дотянули.

Еще один совет. В кино главенство мотивации. И она должна быть обязательно, на какой бы возраст история ни была рассчитана. Вот, например, три богатыря. Большую часть фильма они – герои отрицательные. Илья Муромец, Алеша Попович и Добрыня Никитич – телохранители Кощея! Можно конечно додумать, что их так покорежил наш, далеко не сказочный мир, но ведь это нужно зрителю объяснить. Тем более маленькому. В финальной битве с Кощеем все они сражаются и за Сашу, и за себя, и за землю русскую, но мотив таких стремительных туда-сюда переходов детям очевидно неясен. Да и взрослым тоже…

Еще об одном сказать просто необходимо. Нельзя вмешивать в русскую сказку терминаторов американских, хотя конечно, смешно. Смешно получилось как раз тогда, когда смеяться зрителю никак нельзя. Это профессиональный брак. Конечно, можно и нашего Кощея превратить в терминатора из жидкого металла, но, честное слово, это перебор, опрокидывающий весь смысл, всю мудрость замечательной сказки, которая, не смотря, ни на что, у создателей все-таки получилась. Как говорит Баба-Яга в кадре: «Сил нет глядеть, во что мы все здесь превратились…», – за одну эту фразу низкий поклон Сергею Безрукову и Андрею Мармонтову.

Большая удача, что авторы обратились к чехам для постановки графики. Получилось и современно, и классно. По-моему, такого взаимного попадания стилистики, места действия и приема в отечественном кино еще не случалось. Если бы не Кощей-терминатор… Копирование американских know-how тоже надо делать с умом, а лучше уж по старинке… мечом вжик – и порядок. Но, тем не менее, все это пишу не по злобе, а по любви. Если бы вовремя немного «подлечить» сценарий, кино получилось бы гораздо выше уровнем. Хотя, донести смысл, мудрость и мораль без сомнения у авторов получилось. Уникальный опыт в нашем кино сегодня.

К списку статей


=