Российско-украинский «Матч» откроет кинофестиваль в Бразилии

Андрей Семьянинов, Известия, 22.03.2012

Ссылка на источник

В четверг организаторы Международного кинофестиваля фильмов о футболе в Бразилии официально пригласили в качестве фильма-открытия российско-украинскую картину «Матч». Выход фильма на экраны в России запланирован на 1 мая, фестиваль в Рио-де-Жанейро начинается 24 мая. Можно сказать, что наше отечественное кино о «матче смерти» в оккупированном Киеве в этот день проведет международную премьеру.

История футбольного матча между нашей командой «Старт» (переодетое киевское «Динамо») и сборной немецких оккупантов «Флакельф» неплохо известна тем, кто родился в Советском Союзе. Любые версии интерпретаций и мифов вокруг произошедшего в Киеве 9 августа 1942 года не отменяют суть случившегося. Матч был. Наши выиграли 5:3, хотя следовало бы проиграть. 10 футболистов из числа победителей через некоторое время попали в концлагеря, где расстреляли пятерых. Их имена: Николай Коротких, Алексей Клименко, Иван Кузьменко, Александр Ткаченко, Николай Трусевич.

Лучшим фильмом о футболе на данный момент считается картина с внешне похожей фабулой. Называется фильм «Бегство к победе», снят в 1981 году американцами. В нем играли, в частности, Сильвестр Сталлоне и Пеле, действие происходит в немецком лагере для британских и американских военнопленных. Должен состояться футбольный матч между тюремщиками и заключенными, в перерыве которого намечается массовый побег. Почтенный возраст не помешал ему стать гвоздем программы прошлогоднего фестиваля футбольного кино в Лондоне.

«Сшибло с ног», судя по всему, и организаторов бразильского фестиваля. Пеле, кстати, приглашен на открытие фестиваля и «Матч», скорее всего, увидит.

— Картина сильно взволновала и даже потрясла отборщиков. Они все спрашивали, действительно ли «Матч» основан на реальных событиях, и пришли в полный восторг, когда мы рассказали им, что за клуб «Динамо-Киев», футболисты которого в 1942 году сражались с немцами в «матче смерти», сегодня играет пять бразильцев, — рассказал «Известиям» продюсер фильма Дмитрий Куликов.

Задевал фильм чувства и других иностранцев. Но насколько они понимали, что именно хотели показать снявшие картину русские с украинцами?

Разработчики фильма рассказывают, как приехавший из Германии двухметровый актер, игравший немую роль лучшего футболиста-фашиста, написал режиссеру Андрею Малюкову 18-страничное письмо о том, что его соотечественников надо было бы показать чуть более благородными. Или как режиссер монтажа Габриэлла Кристиани, лауреат «Оскара», предлагала вырезать из фильма правдоподобную, но тяжелую концовку, а композитор Ричард Горовиц, напротив, хотел снабдить ее совершенно траурной музыкой. Хотя замысел фильма совсем другой и эти иностранные идеи не вошли в итоговый вариант нашего патриотического фильма.

Способны ли понять иностранцы основную идею фильма — «рассказать о подвиге нашего народа, победившего фашизм, о духе победы, который просыпается в нас, когда, казалось бы, все уже потеряно?» Возможно. С этой идеей снято немало фильмов, и голливудский подвиг Сталлоне образца 1981 года в это восприятие укладывается.

Но, кажется, они начинают подозревать, что с этим фильмом что-то не так. Слишком много реальности. И за спиной стоящего в воротах «Старта» голкипера (Сергей Безруков) всё время будет находиться призрак настоящего вратаря Трусевича, которого в 1943 году расстреляли не в фильме, а на самом деле.

К списку статей


=