Сергей Безруков: интервью журналу «Панорама» (Украина)

Светлана Левитас, Панорама (Украина), № 2, 2012

Народный артист России Сергей Безруков всегда выбирает сложные и разноплановые роли. В его творчестве, кроме кумиров эпохи, немало персонажей эпатажных, сказочных, комических… Во время своего очередного приезда в Киев актер поделился с «Панорамой» впечатлениями от незабываемых путешествий и провел виртуальную экскурсию за кулисы известных кинопроектов.

Сергей, украинские зрители Вас очень хорошо знают и любят. Как Вам работается в Украине?

С детства я зачитывался произведениями Николая Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Миргород». В них есть тот непередаваемый украинский колорит, не зная которого, наверное, невозможно по-настоящему почувствовать Гоголя, потому что в его произведениях все соткано из черевичек, рубах, веночков, — яркого украинского костюма, который я очень люблю. Поэтому, когда в один из приездов мне подарили вышиванку, сшитую специально для меня, был тронут до глубины души. А Киев – моя давняя любовь. После окончания Школы-Студии МХАТ я поступил работать в Театр Табакова и часто приезжал в Киев с труппой на гастроли. Уже тогда я полюбил часами бродить по зеленым Днепровским склонам, по Андреевскому спуску, по Подолу… Это места, которые вдохновляют. А какая у вас кухня! Украинские вареники и гречаники, разве они могут кого-то оставить равнодушным? Так что в Украине всегда бываю с удовольствием.

Весной состоится премьера совместного российско-украинского кинофильма «Матч» о футбольном противостоянии между советскими и немецкими игроками в оккупированном Киеве. Как Вы готовились к съемкам?

Несмотря на хорошую физическую форму, мне непросто было вжиться в роль вратаря киевского «Динамо», ведь футбол в фильме был не постановочный, а самый настоящий. Когда после команды «Мотор!» ребята начинали играть, я не знал, где именно будут пробивать, в какой угол. Шла напряженная, живая игра, гудел настоящий стадион, а я играл легендарного вратаря и просто не имел права пропустить мяч. Предварительно я прошел очень серьезные тренировки с известным российским футболистом и тренером Сергеем Овчинниковым на малой спортивной арене. Я рад, что в процессе съемок получил настоящий спортивный опыт, без поддавков.

Приходилось ли Вам сниматься в нескольких проектах одновременно? Как быстро у Вас получается «переключаться» между ролями?

Когда уже настроишься на роль, переключаться очень сложно, тем более что я стараюсь выбирать роли совершенно разные. Был период, когда я параллельно снимался в «Есенине» и в «Мастере и Маргарите». Это было очень тяжелое испытание. Мы снимали в Санкт-Петербурге довольно сложную сцену — драка, пьяная пляска Есенина в берлинском ресторане, а я к тому же был с ангиной, практически без голоса. Мы снимались с четырех дня, работали всю ночь и закончили без пятнадцати восемь утра. А после съемок я принял душ и в девять часов утра уже был на «Ленфильме», где снимали ключевую сцену для «Мастера и Маргариты» — «лунную дорожку» с Иешуа и Понтием Пилатом. Режиссер Владимир Бортко на репетиции постоянно одергивал меня: «Ты не здесь, давай, возвращайся». «Вернуться» мне удалось только через час репетиций. Поэтому вот такие эксперименты я не люблю. Лучше уж единожды войти в роль и жить ею буквально до самого финала.

Вам приходилось участвовать в съемках в самых разных городах и странах. Курьёзы какие-нибудь можете вспомнить?

Помню, как в Венеции на съемках телефильма «Есенин» я плыл в гондоле, играл на столетней ярославской гармошке и пел «Из-за острова на стрежень». Итальянская массовка с огромным любопытством разглядывала меня, потому что, хотя я был одет «под Казанову», вид у меня был довольно забавный и совершенно не венецианский. Нашу художницу по костюмам Свету спросили: «У вас актер очень веселый. Он очень популярен в России?» На что Света ответила: «Да, конечно, примерно как ваш Челентано».(Смеется)
Кстати, до начала съемок этой сцены мне пришлось прожить три дня в Венеции практически без денег. Мы с Ириной приехали в Венецию чуть раньше нашей киногруппы, потом она уехала, а я остался ждать коллег. И так получилось, что у меня кончились почти все деньги: ни карточки, ни наличных. Приходилось экономить, и я, помнится, делал выбор — либо пойти Веронезе смотреть, либо поесть. И я отдал предпочтение Веронезе. Посмотрел, а потом зашел в какой-то фаст-фуд и что-то совсем дешевое там съел. Так что приходилось как студенту ходить-голодать, избегать ресторанных улиц, откуда шли запахи пищи, которые сводят с ума. Походил по Сан Марко, но там тоже такое количество кафе, и так вкусно пахнет!.. Потом я пошел на Микеланджело, потом Да Винчи посмотрел — там была выставка его изобретений, сделаны точные модели по его чертежам. Это меня хотя бы отвлекало от еды.(Смеется) Так что я питался искусством.

Несколько лет назад Вы с супругой Ириной посетили Индию. Какие впечатления?

Индия – удивительная самобытная страна с очень глубокими традициями. Нам с Ириной особенно запомнилась поездка в долину Кулу. Места просто великолепные, там в горах чувствуется огромная сила, особая энергетика. Возникает ощущение полета, повседневные страсти, обиды становятся какими-то мелкими по сравнению с этой вечностью. Нечто подобное можно испытать и на Алтае, или когда поднимаешься в горы в Крыму. Еще я, кстати, очень хочу побывать на Камчатке: посетить Долину гейзеров, порыбачить. Почувствовать эту первозданную природу, соприкоснувшись с которой, домой возвращаются совсем другими людьми. Кого бы я не встретил, все говорят: «Ты не бывал на Камчатке? Да ты что?» Вот и я хочу испытать это ощущение.

В Индии вы с супругой Ириной приняли участие в IV международном съезде джайнов. Насколько Вам близки принципы джайнизма?

Я рассматривал поездку к джайнам как путешествие, как некое приключение. Мы с Ириной побывали в ашраме, много занимались медитацией. Что удивительно, в самом процессе я увидел много общего с актерской техникой Михаила Чехова. В театральном институте на первом курсе мы изучали техники, необходимые для развития актерского мастерства. Закрываешь глаза, представляешь что отрываешься от земли и летишь, видя себя при этом со стороны. С нашим педагогом Михаилом Лобановым в МХАТе мы часто медитировали – мысленно летали по Тверской, а преподаватель координировал: «Так, сейчас делаем круг вокруг памятника Пушкину и возвращаемся». Эти энергетические практики помогают в обретении столь необходимой актеру внутренней свободы. Кроме того, мы с Иришей хотели посмотреть на удивительную культуру джайнов, на этих интересных людей.

Когда вновь собираетесь посетить украинскую столицу?

Меня часто зовут в Киев не только работать, но и отдыхать, так что вернусь сюда еще не раз. Летом летел рейсом «Киев-Москва» авиакомпании МАУ, — был, оказывается, первый рейс, я этого не знал. Увидел замечательную традицию: когда самолет, выполнив рейс, приземлился в аэропорту, он прошел через дождь из брандсбойтов. Две пожарные машины держали прозрачную дождевую стену, в которую въезжал самолет. Как-будто омовение происходило. Красиво!

К списку интервью


=