«Матч смерти» — очередной российский взгляд на украинскую историю?

Ирина Тимошенко, GolosUA.com, 7.06.2011

На прошлой неделе в Украине начались съемки нового российского фильма «Матч», посвященного историческим событиям, происходящим в оккупированном Киеве. По этому поводу в столице прошла шумная презентация с участием продюсеров фильма, режиссера-постановщика Андрея Малюкова, известного своими картинами и телесериалами на военную тематику, и молодой, но уже знаменитой актрисы Елизаветы Боярской, которая сыграет роль возлюбленной главного героя. Фильм совместного производства России-Украины снимет одна из ведущих российских кинокомпаний Рекун-синема при содействии Федерального фонда социальной и экономической поддержки российской кинематографии, украинских же кинематографистов представит продакшн-студия Пронто-фильм, ранее выпустившая в сотрудничестве с российскими коллегами фильм «Баллада о бомбере».

На первый взгляд все вроде бы замечательно — общий кинематографический проект на материале, хорошо известном как украинцам, так и россиянам: фильм будет рассказывать о легендарном «матче смерти», сыгранном киевскими футболистами с немецкой командой Flakelf в оккупированном Киеве в августе 1942 года. По словам режиссера-постановщика А. Малюкова, в основе сюжета фильма — личная драма и история любви вратаря клуба «Динамо» Николая Трусевича (в фильме — Раневича), роль которого исполнит Сергей Безруков, и Анны Шевцовой — ее сыграет Лиза Боярская.

На самом деле, история эта выдумана российскими сценаристами Дмитрием Зверьковым и Игорем Сосной, но какая же драма без любовной интриги? Добавить к этому прекрасную актерскую команду: вездесущий Сергей Безруков, обаятельная и талантливая Елизавета Боярская, не менее известные и популярные актеры — Екатерина Климова, Станислав Боклан, Остап Ступка, Александр Кобзарь, и мастерство одного из лучших украинских операторов — постановщиков Сергея Михальчука. И можно вполне понять уверенность режиссера и продюсеров фильма в его будущем беспрекословном успехе. Тем более, что и картина должна выйти на экраны в канун 70-летия «матча смерти», т.е. в следующем году, когда в Украине будет проходить важнейшее футбольное событие «Евро-2012″, что также сыграет в пользу будущего фильма. Режиссер и продюсеры даже не скрывают коммерческий интерес: «Если нам хватит сил и денег сделать этот проект, как мы запланировали, он будет интересен не только для аудитории Украины и России, а он должен заинтересовать людей по всему миру, — отмечает режиссер, — потому что футбол — это такая тема, которая волнует и интересует всех».

В свою очередь, продюсер фильма (Рекун-синема) Илья Неретин признался, что цель создания фильма — «напомнить о героическом подвиге советских футболистов и показать реальных героев, которые, несмотря на давление и угрозы со стороны оккупантов, выиграли все 9 матчей. Включая знаменитый матч — реванш 9 августа с усиленной немецкой сборной, который стал решающим для каждого из наших футболистов». По продюсера словам, эта история — одна из фантастических страниц истории Великой Отечественной войны, которая волновала его очень давно, по крайней мере, 10 лет — с тех пор, как возникла идея снять фильм. «У нас было очень много фильмов о войне — на фронте, в партизанских отрядах, в тылу, — но было крайне мало правдивых фильмов, которые рассказывали бы о жизни под оккупационной властью», — отметил И. Неретин.

Но здесь есть один противоречивый нюанс: почему продюсеры фильма о так называемом «матче смерти», акцентируя о «правдивости» исторических событий, берутся за тему, которая столько лет была всего лишь героическим мифом советской пропаганды. Возможно, им не дает покоя успех других фильмов, которые уже были отсняты на этом идеологическом материале? Скажем, знаменитый «Третий тайм» с Леонидом Куравлевым в главной роли, вышедший на советские экраны в 1962 году. Или снятый в 2004 году в Голливуде документальный фильм совместного производства США-Германии «Матч Смерти. Одиннадцать обреченных» (официальное название «The Fatal Eleven»), который пользуется большой популярностью у американских зрителей.

Любопытно, что началась эта история вскоре после освобождения Киева в ноябре 1943 года. В газете «Известия» вышла заметка военного корреспондента из Киева, написавшего о расстрелянных киевских динамовцах, которые долгое время скрывались от немцев, потом устроились работать на киевский хлебозавод и создали там футбольную команду. Но те их обнаружили, загнали в подвалы гестапо, где всех юношей расстреляли… В течение того же 1943 года в разных газетах был опубликован ряд материалов, посвященных этим событиям, постепенно обраставших подробностями, как реальными, так и вымышленными. Относительно выражения «матч смерти» — его авторство приписывают известному советскому писателю Александру Борщаговскому, написавшему в 1946 году киноповесть «Матч смерти» для «Мосфильма», которая печаталась в десяти номерах киевской газеты «Сталинское племя». Позже на ее основе он создал книгу «Тревожные облака». Этой же историей заинтересовались и другие писатели — после войны тема героизма советских футболистов в оккупированном городе оказалась чрезвычайно популярной. В течение следующего десятилетия вышли еще несколько книг разных авторов, посвященные киевским динамовцам, выигравшим у немецких футболистов, за что они якобы и были наказаны оккупантами.

Кажется, в наше время, над этой героически-патриотической историей уже расставлены «все точки». Историки в один голос утверждают, что в действительности никакого «матча смерти» не было. Например, известный киевовед и автор серии популярных книг по истории Киева Дмитрий Малаков, будучи в оккупированном Киеве еще маленьким мальчиком, отмечает, что в городе в это время регулярно проводились футбольные матчи на местных стадионах, в которых принимали участие различные футбольные команды. В том числе и команда «Старт», сформированная из киевских футболистов с разных клубов, которых судьба, опять же, разными путями привела в Киев и свела в одной команде. Представителей довоенного клуба «Динамо» в этой команде было всего пятеро. Трое из них — из основного состава: Трусевич, Клименко и Комаров, а Гундарев и Мельник, которые перед войной перешли из киевского «Локомотива», были дублерами. Остальные футболисты в команде были представителями довоенного «Рот Фронта», «Локомотива», одесского «Спартака», а некоторые, вообще, занимались тренерской работой.

Всего же, «Стартом» был сыграно 9 футбольных поединков. Среди них были матчи со сборными венгерских частей MSG.Wal и GK SZERO, сборной немецкой артиллерийской части, украинскими командами спортивных обществ «Спорт» и «Рух», сборной железной дороги, немецкой военной командой «RSG «и командой «Flakelf «- сборной противовоздушной обороны (зенитчиков), летчиков и механиков киевского аэродрома. Именно матч-реванш с этой командой, которая в некоторых печатных изданиях, была названа «Luftwaffe» (немецкие военно-воздушные силы в составе вермахта) и было провозглашено сталинской пропагандой «матчем смерти», после которого киевских футболистов расстреляли якобы за отказ проиграть немцам. Игра, действительно, состоялась 9 августа 1942 года на стадионе «Зенит», переименованным в 1981 году в «Старт» в честь названия команды. По легенде, перед матчем в раздевалку советских футболистов зашел немецкий офицер и в жесткой форме под угрозой лагерей и расстрела приказал киевлянам проиграть. Но, наши победили со счетом 5:3, так же, как и в предыдущей игре, когда счет был более разгромный 5:1.

На самом деле, как свидетельствуют фотодокументы и воспоминания участников тех событий, матч закончился очень миролюбиво — наши футболисты даже сфотографировались на память с противниками, а потом еще и отметили свою победу прямо в раздевалке — выпили, закусили и разошлись по домам. Через неделю «Старт» вышел на поле в матче с «Рухом», где снова победил со счетом 8:0. Это и был последний матч для команды. Но дальнейшие события и судьбы футболистов «Старта» длительное время трактовалась с большими разногласиями с реальными событиями. Основной костяк команды, действительно, спустя несколько дней после матча оказался в Сырецком концлагере, где вскоре четверо игроков были расстреляны. По словам научного сотрудника музея истории Киева Д. Малакова, это не имело никакого отношения к матчам, — хотя было немало других обстоятельств, трагическое совпадение которых привело к гибели футболистов. Об этом уже написано немало материалов, основанных на архивных документах и ​​реальных свидетельствах очевидцев и участников тех событий. Но легенда с ужасными послематчевыми подробностями оказалась слишком живучей. На таких подвигах воспитывалось не одно поколение советской молодежи, а в данном случае на смерть пошли герои спорта, заранее зная, что их могут расстрелять за победу над врагами-оккупантами.

Думаю, создатели современного фильма о «матче смерти», вряд ли, руководствуются той же идеологической мотивацией, но ощущение, что снова из российской столицы нам будут навязывать свое видение украинской истории, почему-то не оставляет в покое. Как в случае с экранизацией Владимиром Бортко «Тараса Бульбы», который в основу киносценария положил пророссийскую редакцию повести великого «русского» писателя Николая Гоголя. Очевидно, мы того и заслуживаем, ведь сами так не удосужились снять достойного фильма ни по одному из произведений этого гениального украинца. Тоже касается экранизации и других произведений не менее талантливых и известных отечественных авторов. Поэтому, пока у нас в стране не будет должного отношения власти к своему культурно-историческому наследию и соответствующего финансирования — будем потреблять иностранные интерпретации нашей истории истории.

К списку статей


=