Сергей Безруков: «Фигаро здесь, Фигаро там — это обо мне!»

Инна Фомина, Петр Будрин, 7 дней, 3.03.2010

Ccылка на источник

В роли Фигаро. Фото Елены Суховой

Сергей Безруков в пятый раз подряд занимает первое место в рейтинге «7 Дней» в номинации «Самый популярный актер». Это — абсолютный рекорд нашего опроса, превзойти который в ближайшее время вряд ли кто сможет. Беседовать с актером №1 нам пришлось в гримерке МХТ после спектакля — другого времени для общения у чрезвычайно занятого и такого погруженного в творчество Безрукова просто не было.

- Когда узнал, что вновь победил в вашем опросе, мне было приятно, и немного неловко. Спортивный азарт в нашей профессии необходим. Но я предпочитаю просто работать, а не пытаться в очередной раз понравиться зрителю и уж тем более «работать» на рейтинги. Ведь я по-прежнему ничего особенного для популярности и не делал. Не снимался в рекламе, не участвовал в телешоу (за меня это делали ребята из «Большой разницы» — количества пародий на меня там не счесть). Но новых ролей у меня действительно было много. И каждая из них просто подарок судьбы для меня — Сирано, Фигаро…

О Фигаро мечтал давно. До сих пор помню абсолютно потрясающий «Безумный день…» в Театре Сатиры и гениального, легкого Андрея Миронова в главной роли. Понятное дело, «завидки брали» и так хотелось сыграть своего Фигаро. И вдруг в Театре Табакова решили ставить Бомарше! Кстати, когда шли репетиции, я на себе почувствовал, что значит выражение «Фигаро здесь, Фигаро там». В это время я параллельно начал работу над кинопроектом «Самая реальная сказка» и спектаклем «Страсти по Емельяну» — в них обоих я и актер и продюсер (в начале 2009 года я создал свою продюсерскую компанию). В перерыве между репетициями «Фигаро» я прибегал из МХТ в ближайшее кафе. Там с кинорежиссером Андреем Мармонтовым работал над нашей «Сказкой» — сначала мы придумывали саму историю, потом писали сценарий. Потом бегом возвращался в театр и превращался в Фигаро. Затем летел в Казань — смотрел место, где планировались  съемки, вел переговоры с инвесторами. Продюсерство оказалось очень сложным делом — несколько месяцев жил в состоянии стресса… Наблюдая мои бесконечные перемещения в пространстве, Олег Павлович Табаков — Граф из «Женитьбы Фигаро» — даже как-то спросил у меня: «Какой длины путь ты себе отмерил при такой занятости? 75 лет или ….» Я подумал и сказал: «Олег Палыч, намек понял, я хочу, как вы» Он улыбнулся: «Тогда побереги себя!» Мы с Олегом Павловичем вместе работаем не в одном спектакле. И я каждый раз убеждаюсь, что он великий мастер. Несмотря на свои лета, он выходит на сцену и заводит зал — это высочайший класс!..

С женой Ириной на съемках фильма "Самая реальная сказка". Фото Андрея Эрштрема

В театре я уже больше 20 лет. Но до сих пор на сцену выхожу с трепетом. Значит, еще жив, как актер (Смеется) Правда, когда у актера уже есть успешные, по мнению зрителей, роли, в каждой новой работе приходится заново подтверждать «заслуги». Зритель иногда приходит в театр с претензией: «Ну-ка, удиви-ка нас». Я эту ответственность ощущаю — отсюда порой лишние нервы, мандраж. Мой отец Виталий Безруков, много лет проработавший в театре Сатиры, вспоминал, как Анатолия Папанова просто колотило перед премьерой. Батя однажды спросил его: «Почему вы волнуетесь — Вы, Папанов?! Люди счастливы уже тому, что просто видят вас!» А тот ответил: «Нет, Виталий, каждый вечер нужно доказывать, что ты — Папанов» Да, каждый спектакль надо максимально «тратиться». Хотя от случайностей никто не застрахован. В начале 2009 года на гастролях в Минске мы играли на огромной площадке — во Дворце Республики. Из-за огромных размеров помещения пришлось повесить над сценой микрофоны. И все равно мы говорили на повышенных тонах, перенапрягали связки. Поэтому на второй день я попросил микрофоны-петлички. И «как в воду глядел»: у исполнителя роли Ле Бре Игоря Копылова во время нашей с ним сцены пропал голос — видимо, сказалось вчерашнее перенапряжение. Катастрофа! Но я тут же сообразил и в секунду тоже перешел на шепот. Самое удивительное, что из-за этого наша сцена получила новый смысл! Я как будто тихо делился с другом самым сокровенным: «Ты любишь, Сирано? — Уже который год…» Так что зал ничего не заметил…

Актерство это все-таки тяжелый труд, даже каторжный. У нас не бывает больничных — раз билеты проданы, надо играть. И еще моя любимая профессия совершенно не оставляет времени на отдых. Неделя на море с отключенным телефоном — для меня это нереально. Да просто свободные вечера в семье, с Иришей, или поездка к родителям, которые живут всего в 15 минутах от нас, бывают очень редко. Очень хочется свободы, отдыха, но пока о них я только мечтаю…

К списку интервью


=