«Педагогическая поэма» по понятиям

Родион Чемонин, Агентство национальных новостей, 26.08.2009 г.

Ссылка на источник

«Дирекция кино» Первого канала, начиная с сегодняшнего дня, выдвигает на экраны России очередную бронебойную технику. После исторических драм про белых адмиралов, детективов по Акунину и прочего настал черёд для комедий. «Каникулы строгого режима» Игоря Зайцева старается не повторять ошибки современных российских КВН-капустников и берёт в качестве ориентира советскую классику жанра.

«Первый канал представляет…» В последнее время появилось немало людей, для которых эта фраза становится, как тряпка для быка, но как минимум в одном не откажешь: любой проект, который предваряет слово (или логотип) «Первый канал», будет своего рода гарантом качества. Не исключением является и новый фильм «Каникулы строгого режима».

В «Каникулах…» все составляющие больших проектов главной кнопки страны налицо: Джаник Файзиев и Анатолий Максимов в продюсерах, Игорь Зайцев в режиссёрском кресле, на остальных постах – сплошь люди, ответственные за «Адмирала», «…Дозоры», «Иронию судьбы. Продолжение» и прочие эпохальные проекты «Первого» и его «Дирекции кино».

Итак, что же на сей раз представляет «Первый канал»? Он представляет, что двое заключённых могут сбежать из тюрьмы, попасть в пионерский лагерь в качестве пионервожатых, перевоспитать детей и перевоспитаться самим.

Подробности этой что-то хорошо напоминающей комедии таковы. Сумрак (Сергей Безруков) – «пахан» на зоне, в которую попадает бывший милиционер Кольцов (Дмитрий Дюжев). «Менту» в тюрьме долго не прожить, он решает бежать, прихватив с собой для верности Сумрака, а тот в свою очередь – воровской общак. И надо ж такому случиться, что отлёживаться им придётся в пионерлагере, где к тому же недостаток мужчин-пионервожатых. Там сходу почему-то верят, что они педагоги, не замечают фиксы у Сумрака, не обращают внимания на то, что они говорят исключительно на фене, что паспортов у них нет, а на присланных фотографиях сбежавших преступников новых «вожатых» не идентифицируют.

Сумрак быстро влюбляется в вожатую Пантелееву (Алёна Бабенко). Учитывая, что он провёл в непионерских лагерях начиная с шестнадцатилетнего возраста последние 15 лет, то уже и забыл, как ухаживать за девушками. Тут ещё и сама Пантелеева начинает догадываться, что он – никакой не педагог, но это не мешает романтическим отношениям развиваться по накатанной. Всё это проходит на фоне непременной сюжетной линии со сближением детей и «вожатых». Так продолжается до тех пор, пока на свободе не оказывается ещё один претендент на общак (Малхаз Абуладзе)…

Конечно, первая же ассоциация – это «Джентльмены удачи», от которой авторы фильма и не пытаются открещиваться и даже используют музыкальную тему из советской классики в рекламных роликах. Проблема, однако, в том, что авторы фильма, кажется, сами не могут определиться: сколько в подобной истории должно быть фарса, а сколько — человеческой истории. То Безруков играет как серьёзный драматический актёр, ставя перед собой сверхзадачу сыграть настоящего уголовника (или, ближе к финалу, «благородного человека»), то – как комедийный артист. А таланта у исполнителя роли Сумрака хватает ровно и на то, и на другое, — и не знаешь даже, как относиться к этому.

Такое положение дел можно объяснить и тем, что сценарий писали Андрей Кивинов и Фёдор Крестовый на двоих. Первый – бывший милиционер, второй – бывший заключённый. Кто за что отвечал, неизвестно, но это привносит в «качели» добавочное пошатывание.

Впрочем, что уж тут придираться: фильм вышел забавный, с хорошей порцией гэгов и подмигиваний в разные стороны. Особенно хороши женские роли: Бабенко, кажется, действительно знает, что такое вечно нервная пионервожатая, а Людмила Полякова, сыгравшая начальницу лагеря, весело и легко попадает в знакомый образ («Телевизору нас есть, но показывает только один канал. Слава богу, Первый»). Не приходится сомневаться и в том, что Безруков с Дюжевым – гармоничный дуэт, всей стране это хорошо известно ещё со времён «Бригады». Ну и, наконец, не надо забывать о главном козыре – фильм ещё и о детях, и это всегда будет «работать» в плюс любому кино, даже если это «Ералаш».

Закрыв глаза на многое, включая совершенно противоестественный и неоправданный восточный колорит (то ли из эстетства, то ли из некой глубокой мысли, понятной лишь создателям фильма, картина и концепт-арт имеют общий японско-китайский облик, хотя в ленте есть лишь два небольших эпизода, связанные с подобной стилистикой, про тюремно-пионерскую художественную самодеятельность), приходится признать главное. Фильм не имеет некоего посыла для обязательного просмотра, но своё предназначение он выполняет. То есть развлекает, и не на уровне современной российской комедии, за которую в последнее время бывает откровенно стыдно. Даже имея самые разные представления об эстетике и чувстве юмора, без очков видно, что снято всё честно и качественно. А что вы хотели? Это же «Первый канал представляет».

К списку статей


=