Двойной попандос

Александр Фолин, Частный корреспондент, 28.08.2009

Ссылка на источник

Киноновинки: отечественная комедия «Каникулы строгого режима» в гордом одиночестве

Прокатчики очередной раз доказали, что большой отечественный кинопроект для них куда более грозный конкурент, нежели любой голливудский блокбастер. Никто не захотел ставить своё кино рядом с комедией «Каникулы строгого режима» — она стартовала, безраздельно, без малейшего сопротивления захватив все кинотеатры страны.

К тому, что скоро мы узнаем, что такое «Каникулы строгого режима», нас готовили долго. Увешали всё и вся плакатами, на которых в странных позах застыли Сергей Безруков и Дмитрий Дюжев (первый с фиксами на зубах, второй — с фингалом под глазом); достали клипом «Заря», в котором Николай Расторгуев старательно спел с вышеозначенными актёрами новую песню Игоря Матвиенко. Реклама была агрессивной, как всегда у Первого канала, но активно внушала то, что фильм рассчитан на крайне непритязательную, скажем так, часть киноманов.

Вообще, это довольно интересная тема: намеренно или нет Первый канал раз за разом отгораживается от думающей и обладающей вкусом аудитории? Взглянем на плакаты «Каникул»: что это, бездарная поделка, от которой за километр разит пошлостью и безвкусицей, или просчитанный ход, призванный отсечь публику, которой фильм по определению понравиться не может?

Если подумать здраво, скорее всего, второе. Трудно поверить, что на главный телеканал страны работают бесталанные люди, да и стратегия, в которой мы таким образом обвиняем первоканальцев, метод вполне действенный. Если, конечно, такая задача стоит.

В сущности, это вопрос стратегического планирования. Кому-то главное — собрать деньги с максимума зрителей, и неважно, как это достигнуто. В ход идёт даже откровенный подлог без малейшей мысли о завтра. Кто-то исповедует полярный принцип.

Во-первых, неразборчивость может аукнуться, что называется, не отходя от кассы. Всемогущее сарафанное радио разнесёт весть о том, что фильм дерьмо, и победный первый уик-энд завершится сокрушительным падением сборов на второй неделе.

Во-вторых, зрителя можно обмануть раз, два, может, три, но рано или поздно он озлобится и перестанет клевать на дешёвые обманки. И вот тогда настанет тот самый «потоп», о наступлении которого после нас многие не думают.

В свете же первого аргумента отсечение заведомо нелояльной публики — ход блестящий. Негативный фидбек и она может организовать, пусть «интеллектуальная элита» и составляет ничтожно малый процент людей, которые ходят в кино. Так что тащить на фильм всех подряд — себе дороже.

Может, я слишком хорошо думаю о тех, кто продумывал стратегию продвижения «Каникул строгого режима», но только так я могу объяснить то, что у всех мной опрошенных задолго до премьеры фильма выработался стойкий, неперешибаемый негатив по отношению к нему.

А ведь ни к Сергею Безрукову, ни к Дмитрию Дюжеву (другие персоналии в рекламной кампании не фигурировали) ни у кого претензий не было. Сравнение ещё не виденного никем фильма с дурно пахнущими продуктами жизнедеятельности человека имело под собой исключительно реакцию на его рекламу.

К чему все эти мысли вслух? А к тому, что на премьеру картины я шёл, как на плаху, будучи уверенным, что потрачу два часа своей жизни на зрелище, которому лучше всего было бы никогда не появляться на свет. Что ж, надейся на худшее — разочарован не будешь.

Надо сказать, что устроители премьеры сделали всё, чтобы добить меня и мне подобных на входе. Попасть на площадь перед «Пушкинским» можно было лишь через две проходных — для прессы и всех остальных.

Площадь была огорожена, и вдоль неё по обе стороны возвышались стойки с гигантскими динамиками, из которых грохотала бесконечная музыкальная тема фильма, исполненная в восточном стиле. Спрятаться от неё было невозможно, а проникнуть в кинотеатр оказалось делом непростым.

Мало того что из-за навесного мостика, выстроенного поверх лестницы кинотеатра, пришедших на премьеру пускали маленькими порциями — оказалось, что прессу пока не пускают.

Видимо, чтобы те несколько человек, которых на неё аккредитовали (а пресс-показа вовсе не было, что упрочило подозрения в том, что от «Каникул» ничего путного ждать не приходится), не съели всю еду, которой угощали гостей.

Когда же мне всё-таки удалось проникнуть внутрь (хорошо хоть было тепло и сухо!), преодолев небольшой лабиринт ужасов, лягушачью заводь и детскую площадку (так оформили вход в «Пушкинский»), оказалось, что начала фильма ждать ещё где-то час.

Естественно, я не в первый раз был на премьере, и в том или ином приближении они все проходят так, но рассказываю, чтобы был понятен градус недовольства, с которым я вплотную подошёл к просмотру.

После шоу японских барабанщиков и танца бумажного дракона свет окончательно погас и на сцену, держа в руках квадратные японские бумажные фонарики, вышли члены съёмочной группы.

Это была лучшая премьерная презентация из всех, что я видел. Здорово было всё — визуальная часть, ненатужное представление создателей картины, короткие спичи продюсеров, актёров и режиссёра. И к счастью, это оказалось первое, но отнюдь не последнее светлое пятно вечера.

Хотя, начав говорить о самом фильме, тут же невольно спотыкаешься опять о Первый канал. И теперь уже никак не оправдать их действия прозорливостью или иным гениальным озарением.

«Каникулы» начинаются с дорогущих титров, стоивших, наверное, столько, что на эти деньги можно было снять ещё один фильм попроще, — сначала рисованных, а потом снятых летающей камерой.

На экране появляются стилизации под картины японских художников типа какого-нибудь Утамаро, на табличках и камнях проступают имена актёров, а потом официальный голос Первого канала, как и в начале «Ночного дозора», с невообразимым пафосом читает танку.

Да, вскоре вся эта японская эстетика объяснится, но привязка к ней настолько незначительна, что подобное оформление вступительных титров выглядит излишне пафосно, глупо и дико.

К чему оно в фильме про двух русских зэков (один из которых — бывший сотрудник уголовного розыска), сбежавших из нашей колонии строго режима и решивших отсидеться в близлежащем пионерском лагере, прикинувшись квалифицированными вожатыми?

Кстати, даже такого короткого описания сюжета достаточно, чтобы понять, что он шит белыми нитками. Очевидно, что побег повлёк бы за собой такой шухер, что пионерлагерь перевернули бы сверху донизу. Кроме того, даже бывший мент, уволенный задним числом, по первой ходке должен был попасть на ментовскую зону.

Последнее просто не могли не знать авторы оригинальной книги — Андрей Кивинов, 12 лет проработавший в милиции, и рецидивист Фёдор Крестовый, столько же оттрубивший на зоне. А значит, это сознательная неряшливость. Что может быть хуже?

Бывшего мента играет Дюжев, у которого под глазом поначалу светится откровенно нарисованный фингал (мы живём в эру HD — такой грим неприемлем!), но исчезает с нереальной быстротой. По всему видно, что гримёр фильма не знает и как выглядят настоящие синяки под глазом, и как быстро проходят.

Рецидивиста блестяще играет Безруков, которому в вину вменить нечего. Его персонаж слишком быстро адаптируется, но это претензия к авторам, а не к актёру. Также очень симпатичные герои у Людмилы Поляковой, Владимира Меньшова, Ольги Самошиной и Кирилла Плетнёва.

Алёна Бабенко в очередной раз вызвала недоумение самим фактом своей успешной карьеры — её актёрский диапазон настолько ограничен, что она везде одинаковая. Одинаково деревянная. Как, кстати, и Дюжев.

И вот, несмотря на всё вышесказанное, даже вышевываленное, «Каникулы» оказались на поверку вполне симпатичным, смешным, а в некоторых местах и трогательным фильмом, оставляющим в целом самые позитивные эмоции.

Они добротно, профессионально сделаны, что, в общем, неудивительно, учитывая, что снимали фильм на трёх локациях без спецэффектов, сложных декораций, массовки и вообще каких-либо сложностей целых два лета. Что там снимать так долго, ума не приложу! «Братство кольца» сняли быстрее.

Выйдя из зала, я поймал себя на мысли, что не понимаю, как, заряженный от макушки до пяток негативом, я мог остаться довольным. Как мог искренне смеяться и сопереживать героям, тем более что уж рецидивист точно вызывать у меня сочувствия не должен.

По всей видимости, это результат усилий профессионалов, работавших над картиной. Усилий настолько явных, что им не смогли помешать ни убогая рекламная кампания, ни сюжетные ляпы, ни патологическое неумение российских детей играть.

Ни даже вторичность, а «Каникулы» — это гремучая смесь из «Усатого няня», «Джентльменов удачи» и «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён».

…А теперь сижу и думаю: смог ли я донести, что, несмотря на всё, фильм неплохой?

К списку статей


=