Табаков здесь, «Фигаро» там

Марина Райкина, Московский комсомолец, 17.05.2009

Ссылка на источник

Неделя выдалась “урожайной” в МХТ им. Чехова. Здесь одну за другой сыграли премьеры — одна больше другой. “Пиквикский клуб” Художественного сменила “Женитьба Фигаро” производства “Табакерки”. На сцену вышла тяжелая артиллерия в лице самого худрука двух самых популярных столичных театров — Олега Табакова.

Вот я как никто понимаю режиссера Константина Богомолова, внимательнейшим образом прочитавшего бессмертную комедию господина Бомарше. Которую до сих пор играли (или пытались играть) как искрометную комедию, как шампанское, что следовало откупорить при перечтении “Женитьбы Фигаро” (достаточно вспомнить знаменитые постановки Театра сатиры и “Ленкома”).
Ведь если вдуматься, то ситуация в “Фигаро” — жутковатая. Женщина, названная автором Марселиной, всеми правдами и неправдами, интригами и кознями пытается затащить в постель молодого красавчика Фигаро, шантажирует его долговой распиской. Ведет себя как последняя гадина, а в результате оказывается его матерью. Спать с мамой? Какой ужас! Да и папаша, с которым она по молодости прижила малютку, тот еще проходимец. А малютка вырос, делает карьеру — поступил на службу к графу, который только спит и видит, как (пардон за каламбур) переспать с невестой своего верного слуги Фигаро. По этому поводу Фигаро взбешен, а жена графа — прелестная графиня, божий одуванчик, печалится и грустит, как жена олигарха с Рублевки, развлекающегося с прислугой.
Ну и какое тут шампанское? Какое, на фиг, веселье? Очевидно, поэтому современные режиссеры, принимаясь за “Фигаро”, шарахаются от комедии как от чумы. Два года назад свой жесткач представил публике Кирилл Серебренников, а теперь вот — Константин Богомолов. Но пошел дальше — свою драматическую историю из французской жизни он почему-то поместил в рамку классики и барокко. Большие пышные декорации (художник Лариса Ломакина), менуэтный фон сопровождает безумный день. А в результате эксперимент для артистов оказался более жестким, чем сама режиссерская концепция. Костюм, как известно, помогает артисту в решении образа. Но драма жизни и кринолины с корсетами, кружевами и рюшами (красивые исторические костюмы Александра Васильева) плохо монтируются.
Дотошное исследование человеческих отношений с комедийными ситуациями в пьесе — тем более. Не спасают ситуации остроумные ремарки в виде трех молодых вассалов, в пластическом рисунке представляющих социальную линию комедии. По свистку графа играют в футбол, изображают оленей, жарящихся на костре после удачной охоты графа. И даже позы сладостных утех, искусство которых под руководством графа постигает аппетитная Сюзанна.
Могу себе представить неудобство артистов в такой ложной, двусмысленной ситуации. И артисты хорошие — Сергей Безруков, Марина Зудина, Игорь Золотовицкий, Ольга Барнет, Ирина Пегова, Борис Плотников, не говоря уже о таком мастере, как Олег Табаков. Один его выход, мимические реакции вызывают аплодисменты. Уж лучше, действительно, достали бы старое доброе шампанское, откупорили бутылочку и перечли “Женитьбу Фигаро”.

К списку статей


=