В роли Фигаро — Сергей Безруков

Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 21.05.2009

«Черешневый лес» и театр Олега Табакова перечитывают «Женитьбу Фигаро» со сцены МХТ

СКАЖИ мне, как поставить «Женитьбу Фигаро», и я скажу тебе, кто ты. На богатом материале комедии Бомарше разбираются теперь с миром и временем режиссеры поколения тридцати-сорокалетних — ровесники Фигаро. Кирилл Серебренников несколько лет назад поставил «Фигаро» как жесткую социальную драму, где мир балансировал на грани какого-то взрыва. Альмавива-Хаев от ревности хватался за бензопилу, Фигаро-Миронов вообще за канистру с бензином. Каждому герою дана была четкая языковая характеристика: новоиспеченный граф «из новых» чуть ли не ботал по фене, рафинированная Розина цитировала поэтов Серебряного века. И лишь Фигаро был человеком без языковых свойств — усталый напряженный клерк в белоснежной сорочке и брюках с идеальными стрелками, готовый подстроиться под любой язык.
Константин Богомолов тоже явно стремился поставить своего «Фигаро» не по правилам искрометной французской комедии — ну не тянет сейчас их на «шампанское».
Филолог по первому образованию, Богомолов провел связь между «Севильским цирюльником» (первая часть драматической трилогии Бомарше) и второй частью, «Женитьбой Фигаро», и решительно перенес место действия последней в Испанию, Андалуссию, где родилась коррида. И оттого Фигаро Сергея Безрукова больше похож на сумрачного тореро с ножницами вместо бандерильи, чем на оборотистого царедворца, для которого схватка с всесильным графом за Сюзанну похожа на схватку за жизнь.
Тем более граф ему отнюдь не ровесник, как бывало всегда, а пожилой самодур с резкими перепадами настроения. Быстренько повесилив публику пародией на Самого (Табакова — Альмавиву), цитатой а-ля Пушкин «Черт догадал меня родиться в Испании с умом и талантом» и совсем уже капустническими шутками, вроде «не трогайте — это наши подарки от Боско ди Чиледжи», Фигаро — Безруков погружается в мрачноватую меланхолию, раздираемый страстями, ревностью, любовью, впервые в жизни пообещавшей этому одинокому волку душевный покой. Но так получилось, что Фигаро чуть ли не единственная сделанная роль в этом тягучем спектакле, за которой интересно следить. Остальные скорее намечены — заботливая и всерьез озабоченная своими «взрослыми» проблемами Сюзанна (Ирина Пегова), скучающая Розина (Марина Зудина), которая хватается за идею розыгрыша графа скорее ради развлечения, чем ради спасения своей любви, глумливый Базиль (Борис Плотников), очень странная Марселина (Ольга Барнет), то страдающая во всю полноту своей души, то пьяно хихикающая над страдающим от ревности сыном. И главное, одураченный Альмавива в исполнении Олега Табакова, так предсказуемо сыгравшего старого ловеласа, что просто обидно. Актеры-то настолько хороши, что грех было не сочинить каждому свою судьбу, двойное дно.
Но нет. Вместо этого придуман некий внешний ход — трое слуг просцениума изображают фауну вокруг графского парка. То оленей, за которыми охотится граф (одного даже подстрелил) и которые в пору брачного периода дают фору людям по грозности и буйству в крови. То лебедей на пруду, а то и учебное пособие по разврату, которому Базиль безуспешно пытается обучить простодушную красотку Сюзанну.
Сомневаться в прокатном успехе этого «Фигаро» не приходится — шутка ли, столько народных артистов вместе собрать. Важно только отличать успех кассовый от успеха по гамбургскому счету.

К списку статей


=