“Черный человек” с кордебалетом

Анна Кукушкина, Петербургская неделя, 26.11.2008

Смотреть скан

Еенин- гений, Безруков — супер, а публика подвела

«Сергей Безруков читает и поет Есенина» — такие афиши украшали фойе легендарной Комиссаржевки. Популярный московский актер представлял в петербургском театре свою новую работу — музыкальный диск «Хулиган».

Зал был полон, но в проходах, как во времена Есенина, не стояли. Хотя нечто подобное Сергей Безруков попытался срежиссировать. в самом начале действа, когда зрители только уселись, с крелес и приставных стульев вдруг начала вскакивать молодежь и обращать к сцене громкие вопросы: «Как вы относитесь к имажинизму?», «Что вы думаете про Маяковского?» А один актер даже очень натурально закричал: «Тише, тише, товарищи!» Тут до публики дошло, что все это — заготовка, скандала не будет. Да и вопросы адресованы не артисту, а давно ушедшему поэту.

Впрочем, в следующий миг зрителей ждало еще большее потрясение. Сергей (тот, который Безруков) взял в руки гармошку и запел частушки. Такого поворота событий барышни в первом ряду не ожидали. Между тем организаторы действа все предусмотрели. И на входе все желающие могли взять бесплатную газету со статьей Андрея Архипова «Хулиганские выходки». Где подробно излагалось, как любил покойный Есенин попеть на досуге похабные частушки. Приведены даже образцы избранного поэтом народного творчества. Так, пресс-секретарь Луначарского поэт Рюрик Ивнев, «проводивший в компании с Есениным не одну разухабистую вечеринку», вспоминал, что пел Есенин частушки на «невероятно модную тогда тему: «Григорий Распутин и царица»: «Уж я баню истоплю, мыла желтого куплю, буду Гришке мыть живот, пусть сильней меня …». И далее в том же духе.

Впрочем, СЕргей Безруков столь откровенных куплетов не пел. Ограничился стандартным набором из разряда: «Меня милый не целует…» На этом вступительная часть закончилась, и пошел настоящий, неприкрытый Есенин.

- Идея этой пластинки возникла у меня в 1995 году, когда проходил конкурс памяти поэта. Песен на стихи Есенина у меня тогда было всего три. Я их записал на кассету и отнес на конкурс. На этом мое участие авершилось, что стало с моей кассетой — не знаю, — признался со сцены популярный артист. Ныне есениских песен у Безрукова девять. Все они вошли в новый диск. Стилистика разная — романсы, фламенко и даже рок-композиция. Но просто петь актеру показалось неинтересно. ПОэтому вокальные номера он «разбавил» чтением стихов. ПОлучилась единая композиция, своеобразный моноспектакль, с которым Сергей и вышел на сцену. мой сосед громко шептал в трубку: «Да я не знаю, в каком театре

Про актерское пение всегда много спорят, наверное, найдутся и поклонники, и противники вокалиста Безрукова. Но стихи он читает просто потрясающе. Наверное, даже гениально — не побоюсь этого слова. Настолько прожит и выверен каждый вздох, каждая интонация. Хотя стихотворения сложнейшие: «Исповедь хулигана», «Письмо к женщине», «Мне осталась одна забава…» И наконец трагическое, полное страшных смыслов и эмоций исполнение «Черного человека». Знаменитое: «Друг мой, друг мой, я очень и очень болен. Сам не знаю, откуда взялась эта боль…», — Безруков произносит так, что забываешь, где ты и что ты. Кажется, что вокруг ночь, темнота, а жуткий гость уже пришел и сидит в изголовье.

Ближе к концу Сергей признался, что готовил свою презентацию в ударном режиме — за три дня. Поэтому многое сделано «на живой нитке» импровизации. Каких-то мелких накладок не удалось избежать. Танцорам, приглашенным для исполнения пластических номеров, явно не хватало места на сцене. Весь вечер они рисковали снести Безрукова или расположившихся тут же музыкантов. И все равно номера получились. Зрители увидели и девушку-березку, и городскую шпану, и знаменитую возлюбленную поэта — Айседору Дункан.

И как обидно после всего этого признавать: с публикой Сергею Безрукову катастрофически не повезло. Казалось бы, обычные зрители, вероятно поклонники артиста. Но весь вечер в зале не затихали звонки сотовых телефонов, мой сосед громко шептал в трубку: «Да я не знаю, какой театр! Я на Безрукове!»

Увы, реагировал такой зал весьма характерно. Только услышав что-то знакомое типа «мне сегодня хочется очень из окошка луну обосать» («Исповедь хулигана»), зритель начинал радоватбься и бурно хлопать.

К списку статей


=