“Адмиралъ” ведет войну на земле и на море против школьной истории

Родион Чемонин, Диана Рыбакова, АНН, 9.10.2008

Фильм «Адмиралъ» Андрея Кравчука – сверхамбициозный и сверхмасштабный российский проект. Начиная от твёрдого знака в названии до самой передовой компьютерной графики в масштабных батальных сценах. От фамилий Хабенский-Безруков-Боярская на постерах до упоминания Джаника Файзиева и Константина Эрнста в титрах. От невероятной промокампании во всех доступных ресурсах до мелочей, вроде специальных упаковок для поп-корна. Авторы решили переписать историю гражданской войны и таким образом восстановить историческую справедливость в том виде, как она им представляется. Россия смотрит перезагрузку истории о Колчаке и Каппеле с четверга.

Создатель «Адмирала», режиссёр Андрей Кравчук, известен в некоторых кругах как человек несколько сомнительного ранга. То ли многие не могут ему простить спекуляцию на трогательных детских образах, в результате чего фильм «Итальянец» был в свое время выставлен на «Оскар» (но ничего не получил). То ли некоторым не даёт покоя спекуляция на мужественных российских военных («Господа офицеры»).

Поле для спекуляции в «Адмирале» — еще больше, шире и ровнее. Заручившись поддержкой Первого канала в лице Константина Эрнста и огромным бюджетом, можно было бы «торговать» хоть детскими садами, хоть всем составом российских вооруженных сил. Однако, Кравчук пошел другим путем. Вместо того, чтобы спустить все деньги на какой-нибудь ремейк или очередной наш ответ Голливуду, команда «Адмирала» сняла даже не фильм, а урок альтернативной истории, в котором понятными и доходчивыми средствами делается попытка восстановления справедливости по отношению к белогвардейской армии. Главными понятными и доходчивыми способами стали: яростные спецэффекты, Константин Хабенский, Елизавета Боярская и Сергей Безруков.

Еще один удивительный факт: Безруков играет небольшую роль генерала Каппеля, которого раньше знали как «сволочь, пошедшую психической атакой на Чапаева», «хранителя золота Колчака» и просто «подлого белогвардейца, успешно замершего во время долго перехода в Сибири». Однако, в восстановленной истории Каппель Безрукова – это отважный и честный человек, преданный России и Колчаку. Потерявший ноги, но не сдавшийся и трагически погибший. Здесь тоже можно было бы долго спекулировать на актерском таланте Безрукова, однако, ему отвели в фильме несколько сцен. Надо ли говорить, что даже в этих эпизодах Каппель чуть не «украл» картину у главных героев, Колчака и его возлюбленной Тимирёвой.

О том, зачем Безрукову понадобилось такое самопожертвование и каково это — остаться без ног, — актер рассказал корреспондентам Агентства национальных новостей.

- Мы уже отвыкли от того, что ты можешь играть и в небольших ролях. И вот Каппель – не самый главный персонаж большого фильма «Адмиралъ». Чем тебя привлек этот человек, почему ты согласился на эту роль?

- Я не могу сказать, что сразу же сильно обрадовался, когда мне предложили работу в этом фильме. Для меня всю жизнь Каппель и «каппелевцы» — это в первую очередь была та картинка, тот пасквиль, который все мы видели в фильме «Чапаев». Я знаю «Чапаева» наизусть, поэтому отношение к каппелевцам у меня было соответствующее, как, наверное, и у многих людей, которым преподавали историю с детства по советским учебникам. Но, прочитав сценарий, а потом и книгу «Каппель и каппелевцы», я понял, что всё, чему нас учили в детстве, это было абсолютное враньё. Я осознал, что это была настолько уникальная личность, что это великая честь для меня – играть такого человека. Так что я рад и счастлив, что смог участвовать в таком большом фильме, пусть даже в этом эпизодике, что мне была предоставлена возможность в нескольких сценах рассказать посредством кино об этом человеке.

«Адмиралъ» — это возможность рассказать правду, раскрыть исторический материал, показать, как всё было на самом деле, а не ту абсолютную ложь, к которой многие из нас, к сожалению, привыкли. Каппель – это человек, который всю свою жизнь, каждую минуту посвятил служению Родине. Великий полководец, символ настоящего белого офицера, который умер за Россию. И об этом мало кто знал!

- У меня та же самая история. Помню только психическую атаку в «Чапаеве», да еще какие-то обрывочные сведения…

- Поэтому, согласись, каково ощущение, когда тебе сначала всю жизнь преподают одно и когда ты помнишь только советскую пропаганду, а потом тебе показывают настоящего реального человека, такого, как мы хотели представить его в фильме. Истово любящего Родину, каждый день которого был посвящен своей стране. Был эпизод в его жизни, когда во время офицерской вечеринки он попросил слова и сказал: «Господа, сегодня мы украли один день у России». Это не пафос, просто человек так жил. Так что я рад, что я снялся в таком фильме, в такой роли.

- А что тебе было более важным: восстановить историческую справедливость или показать простую человеческую драму?

- К сожалению, для человеческой истории у меня не хватило экранного времени. Всё-таки это фильм об адмирале Колчаке, а у меня всего лишь маленький эпизод об этом уникальном человеке.

- Как ты относишься к тому, что очень большая часть зрителей говорит только о том эпизоде, где тебе ноги отрезают? Я почему спрашиваю: некоторые считают, что это страшно, а некоторые подшучивают…

- Это страшный на самом деле эпизод. Это же реальный факт. Ужасная боль. Рядом с Каппелем после этого ехал ординарец, который поддерживал его, потому что генерал ехал не в стременах, ему трудно было сидеть в седле. Знаешь, какие его слова были перед смертью? «Пусть войска знают, что я им предан был, что я любил Родину, любил их — и своею смертью среди них доказал это». Это были его последние слова.

И еще знаешь что? Буквально год назад останки Каппеля были перевезены из Харбина в Москву для перезахоронения в Донском монастыре. Ты можешь это себе представить? Узнали, нашли, где он был похоронен, китайские власти помогли это сделать, и вот, наконец-то, он покоится у себя на Родине. Это еще раз доказывает, что история продолжается даже сегодня, сейчас, прямо на наших глазах.

«Адмиралъ», как уже было замечено выше, — это, в первую очередь, история о конкретном историческом персонаже, об адмирале Колчаке, его преданности и о долге перед Россией. И про любовь: как Колчак отбил красивую женщину Анну у морского офицера Сергея Тимирёва, а она с ним отправилась до самого Иркутска.

То есть материал более чем благодатный. Что получилось? Получилось вот что. Три батальные сцены (в начале, в середине, в конце). Между ними: долго плывущий, едущий, скачущий Колчак. Между ездой и плаванием: долгие выяснения отношений Колчака и Тимирёвой (без эротики, живут и едут вместе, но общаются по имени-отчеству). Между ними: думы о России. Все сопровождается титрами: где и когда едет поезд или плывет корабль, поэтому, зная, что в Иркутске всё и закончится, зритель томится в ожидании: когда же уже Иркутск-то?

Поэтому неудивительно, что в «Адмирале» выигрывают безруковские эпизоды. Потому что в них есть действие, есть какой-то накал страстей. И неудивительно, что эмоционально «играет» только несколько эпизодов, один из которых – это прощание последнего оставшегося с Колчаком офицера, Михаила Смирнова, которого сыграл Егор Бероев, согласившийся обсудить нелегкий выбор своего героя с корреспондентами АНН.

- Егор, как тебе такая точка зрения, принятая в сегодняшней системе кинопроката: если в фильм вбухано 20 миллионов долларов, то это уже по определению хорошее кино?

- Впервые слышу об этом. Я считаю, что в случае с «Адмиралом» — это кино в первую очередь про любовь.

- Ты играешь в фильме благородного русского офицера. Обычно говорят, что это «ушедшая натура».

- Да, точно. Так и называют: «ушедшая натура». Было не то чтобы трудно готовиться к этой роли, но мы достаточно долго обсуждали различные моменты. Общались, думали про это, спорили. Обсуждали с Андреем Кравчуком, с Костей Хабенским. Мы знали, о чём играем, знали, кого играем. В такую историю невозможно войти, не зная, о чём идёт речь. Хотя некоторые умудряются снимать исторические фильмы, даже не изучив предмет, но это не наш случай.

- Есть режиссёры, которые для таких съемок устраивают чуть ли не ссылки для актеров, муштруют их. Как вы входили в атмосферу белого офицерства?

- Мы два года над этим работали, поэтому за это время, можно сказать, мы научились думать приблизительно так, как думали они. Понимать хотя бы то, что в наше время это очень сложно – быть такими людьми.

- Твой персонаж, Михаил Смирнов, принимает непростое решение: оставляет Колчака в критический для него момент одного.

- Он знает, что их убьют. И Колчак знает об этом. Они все знали, что, достигнув Иркутска, их убьют. Может быть, Колчак надеялся на союзников, может быть, он понимал, что другой жизни у него нет, он думал об истории в этот момент, как Наполеон. А Смирнов, наверное, думал о своей семье, детях.

- Я не знаю, что потом стало с твоим персонажем.

- Он уехал в Лондон и до семидесятых годов жил там. Сложно сказать, что это было для него. Я бы, наверное, поступил бы так же, как и Смирнов, если честно. Я бы не поехал на свой расстрел, тем более что я командую людьми и что со мной офицеры. Я не могу людей повести на смерть. Поэтому мне понятно решение Смирнова, наверное, вопреки некой романтической позиции: принять смерть вместе с Колчаком, пройти до конца. Это были люди думающие, верующие христиане. Для них это не был простой путь, не так уж легко в этом разобраться. И остаться с Колчаком — тоже было бы непросто.

Понимаешь, возможно, они уходили даже не просто в никуда. Скорее всего, они уходили для того, чтобы что-то сделать. Я знаю, что эти люди были готовы на смелый поступок. Я знаю, что они могли поднять пистолет и застрелить себя. Это для них не является страшным или сложным. Не это остановило их перед Иркутском. Эти офицеры выше страха. Офицерство в России – это тема не для одного интервью. Офицерство в России было чуть ли не главным предметом наших споров при работе над фильмом.

Долгая дорога Колчака завершается не расстрелом, который после томительного ожидания оказывается каким-то банальным и простым: никаких памятных поз или драматических коллизий. Хлоп — и упал. Заканчивается вдруг 60-ми годами прошлого века. Некий кинорежиссер Сергей Федорович (Федор Бондарчук) снимает что-то костюмное, где консультантом выступает постаревшая Тимирёва. Анекдотом назвать это трудно: настоящая Тимирёва на самом деле работала у настоящего Бондарчука на съёмках настоящего фильма «Война и мир». Но этот финал не вызывает никаких вопросов или нареканий: настолько он забавен, несмотря на всю серьезность. Почти как «Титаник». Впрочем, авторы и не скрывают, что хотели снять именно «Титаник». Показания путаются: так «Титаник» или всё же историческая правда?

К списку статей


=