Нас обманули “Адмиралом”

Артем Рябов, АПИ Урал, 10.10.2008

Показ художественного фильма Андрея Кравчука «Адмиралъ» о жизни и последней любви русского флотоводца, вице-адмирала, Верховного правителя России Александра Васильевича Колчака стартовал в екатеринбургских кинотеатрах. На премьерном показе в «Салюте» побывал корреспондент АПИ

Появление на экране Федора Сергеевича Бондарчука, к которому почему-то обращались как к Сергею Федоровичу, сначала испугало. Нет, не испугало — настроило воспринимать дальнейшее экранное действо как очередную попытку, что называется «огламурить» историю России. Титры настраивали на предполагаемую «массовость» и даже «попсовость» еще больше. Хабенский, Боярская, Безруков, Вержбицкий… Не хватало только Барбары Брыльски, Юрия Яковлева и Андрея Мягкова, чтобы до конца прочувствовать аллюзии к «Иронии судьбы. Продолжению».

Первый эпизод фильма продолжал настраивать на то, что знакомые актеры будут знакомо изображать знакомые штампы. Константин Хабенский снова предстанет нам «вечно битым», Сергей Безруков «вечно патетичным», а Елизавета Боярская «романтичной и мечущейся». Так и произошло, хотя не совсем так…

До просмотра «Адмирала» всегда казалось, что Константин Хабенский играет всегда одну и ту же роль. Даже его герой в «Иронии судьбы. Продолжении» смотрелся лишь романтизированной копией все того же вечно побитого и обожающего рефлексировать Игоря Плахова из «Убойной силы». Однако в «Адмирале» Хабенского было не узнать. Почти не было привычной рефлексии, лицо его не было обезображено шрамами и синяками, а седина в финале фильма придавала изысканного благородства. Хабенский, играл. Играл статного белого офицера, верного долгу, чести и любви, и при этом не переигрывал.

Штамп Елизаветы Боярской первые минуты фильма был достаточно узнаваем. Ее Анна Васильевна Тимирева в первые минуты фильма казалась «калькой» с героини все той же «Иронии судьбы. Продолжения». Те же вздохи, тот же «коньячный» голос с теми же интонациями. Тем не менее, дальше Боярской тоже пришлось играть. И играть пришлось классицистический конфликт между долгом и чувством. И этот конфликт она сыграла, и чувства победили. В отдельные моменты, правда, казалось, что ее сомнения слишком обострены, они слишком романтичны, слишком нереальны. Но это небольшое «переигрывание» компенсировалось «недоигрыванием» ее экранной оппонентки — Анны Ковальчук, исполнявшей роль Софьи Колчак, которая выглядела просто случайной участницей «Адмирала».

Сергей Безруков, как оказалось, может играть и в эпизодах. Трагично и пронзительно, но при этом, не «перетягивая одеяло» единственно к своему образу. Безруковский генерал Каппель — попытка разрушить образ автора «психической атаки» из «Чапаева». Попытка неудачная, поскольку сложилось впечатление, что речь просто идет о разных людях. Герой Безрукова — верный присяге патриот, напоминающий булгаковских офицеров из «Белой гвардии». И если во многих других безруковских работах его герои «сделаны на голосовых интонациях», то генерал Каппель — человек молчаливый. Безруков впервые, пожалуй, делает патетику действием, а не высокими фразами.

Сильно заметна в «Адмирале» линия, навеянная режиссеру «Титаником». Сама сюжетная завязка — воспоминание участницы событий — Анны Тимиревой, медальонная линия, наконец, падение тела Колчака в иордань… Это резануло глаз, но в целом не испортило впечатления. Надо сказать, что «Адмиралъ» изобиловал аллюзиями и ко многим отечественным фильмам последнего времени, причем не только актерским составом. Резкий пролет камеры над кораблем Колчака отсылал к «Ночному дозору», тема поезда — к «Турецкому гамбиту», краткий эпизод с фехтованием — к «1814»… Сложилось впечатление, что режиссер просто пытается собрать чужие удачные находки, сконцентрировать их, чтобы привлечь зрителя узнаванием. Правда, постепенно, это узнавание отошло на второй план, сменившись вовлеченностью в красивость экранного действа и гармоничной реалистичностью событий на экране.

После второго появления Федора Бондарчука в роли режиссера Сергея Федоровича, снимающего в 1964 году «Войну и мир», окончательно укрепилось мнение, что перед нами — потрясающий художественный обман. Хабенский, оказывается, умеет играть в кино, Боярская, оказывается, способна «вытянуть» всю женскую линию полнометражного фильма, а Безруков — это не только голосовые интонации… Герои — вполне исторические, но слишком идеальные, а от того немного не настоящие. Ну а в целом, удачный обман. Приятного просмотра!

К списку статей


=