Дело жизни и смерти

Вечерний Петербург, 10.10.2008

Ссылка на источник

Театральное товарищество «АртПитер» выпускает самую громкую из своих премьер — «Сирано де Бержерак»

На данный момент у «АртПитера», существующего в городе более десяти лет и принадлежащего актеру Сергею Кошонину, — репутация весьма достойная. Эта продюсерская организация — одна из немногих в стране, которая пытается вернуть понятию «антреприза» тот позитивный смысл, который был вложен в него изначально, еще до революции. Здесь не халтурят, как в девяноста процентах антрепризных постановок, здесь есть режиссура (по большей части она принадлежит Александру Синотову), а актеры чаще всего не растаскивают действие на номера, а играют в командную игру.

«Громкость» проекту «Сирано де Бержерак» пока что придают имена актеров, которые ныне у всех на слуху: носатого поэта-романтика репетирует Сергей Безруков, его музу Роксану — Лиза Боярская. Причем Безруков уверяет, что, когда к нему в гримерку во время гастролей в Петербурге «Табакерки» пришли Александр Синотов и Сергей Кошонин, он, выслушав их предложение, отменил большинство своих проектов ради роли Сирано. Роль поэта-романтика и первого фехтовальщика Франции своего времени, который взял на себя неблагодарную и в итоге трагическую роль сочинять любовные вирши для своего соперника, Безруков ставит в один ряд с ролью Гамлета. Он с увлечением рассказывает известный случай из биографии Эльдара Рязанова, который хотел снять в роли Сирано Евтушенко и не заметил пришедшего на пробы молодого Высоцкого. При этом сам Безруков совершенно непроизвольно начинает копировать интонации Владимира Семеновича. Лиза же Боярская относится к своей романтической роли как к опыту, до сих пор не- изведанному и очень ей любопытному чисто актерски. Затевать со зрителем кокетливую и азартную, чисто женскую игру — такому и в самом деле не учат в театре Льва Додина.

«Сирано» — это действительно едва ли не единственная из романтических пьес, которая практически не устарела и не выглядит нынче ни наивной, ни пошлой. Зато любая актерская фальшь сразу видна. Словом, сделать из «Сирано» дурную антрепризу невозможно, себе дороже. Сквозь эту пьесу актер должен пройти как через знаменитый коридор смерти Шаолиньского монастыря.

К списку статей


=