Завершен проект года – “Ирония судьбы. Продолжение”

Вечерняя Москва, 19.12.2007

Ссылка на источник

Персонаж Сергея Безрукова в новой «Иронии судьбы» не очень симпатичный топ-менеджер мобильной связи

Мы живем в интересное время. Динамичное, позитивное и ироничное. Из почти фантомной отрасли в 90-х российский кинематограф уверенно превращается в настоящую киноиндустрию. Вот цифра: по предварительным подсчетам, сбор наших фильмов в этом году может превысить 13,68 млрд руб! Хорошо это или не очень – решать зрителям, голосующим рублем за правильное кино. В год снимается уже более двухсот картин. Оптимисты считают, что вскоре мы вполне сможем если не потягаться с Голливудом, то стать для него лакомым рынком. Словом, ходить в кино снова стало модно, престижно и интересно. Чтобы читатели «Вечерки» держали руку на пульсе, а нос по ветру, мы открываем новую рубрику: КИНОПРОБЫ. Раз в две недели мы будем рассказывать о самых вкусных событиях в мире кино.

Свершилось! Наконец-то завершен самый долгожданный проект года – «Ирония судьбы. Продолжение». Завтра, 20 декабря, накануне премьеры, его посмотрит Эльдар Рязанов.

И выскажет свое сугубо субъективное мнение по поводу работы Тимура Бекмамбетова (оба «Дозора»), которому Первый канал доверил работу над сиквелом. Потому как Бекмамбетова Эрнст считает человеком, который умеет безупречно передать дух времени. А сам Эльдар Александрович, кстати, опять появится на экране – в качестве пассажира самолета Москва–Питер. И снова на нем будут сладко спать московские озорные гуляки.

Итак, что сделало время – 33 года – с романтичными и циничными героями «Иронии»? Ипполит стал окончательным ипохондриком, Женя Лукашин – холериком, Надя – вы не поверите! – осталась роковой блондинкой!

Сюжет продюсеры скрывают, не раскрывая карты, кто же будет пробовать заливное из рыбы. Одно ясно – в игру на 3-й улице Строителей включаются дети героев. Сын Жени. Дочь Нади… Или наоборот? Словом, девушка, которую играет Лиза Боярская, собирается выйти замуж за «героя нашего времени» – положительного менеджера сотовой компании, который всегда на связи. Не тут-то было. Как дежавю пикирует с воздуха Лукашинмладший (Константин Хабенский), ясное дело, доктор и гуляка, и закручивается новогодняя романтическая сказка со всеми вытекающими. В необычной роли увидим и Михаила Ефремова, который сыграет (впервые в жизни!) Деда Мороза.

И хотя продюсеры Константин Эрнст и Анатолий Максимов решили еще раз войти в ту же воду, они объявили бой пустым бутылкам и разбитым сердцам. У нас ведь в стране, рассказал «ВМ» Константин Эрнст, так принято: любишь одну, живешь с другой, женишься на третьей. Вот и у Нади с Женей тогда ничего не получилось, они родили детей от других. Пора менять эту порочную практику! Ну и мобильная связь очень даже при чем. Вспомните интригу старой «Иронии». Достаточно пары мобильных телефонов у героев – и сюжета нет, он сдувается как шарик. Хорошо или плохо, но мобильная связь – суррогат отношений – реальность, с которой надо считаться. Только раз в году, в новогоднюю ночь, когда она зависает по всей стране, колдовские чары рассеиваются, пелена спадает с глаз и приходится, объясняет Константин Эрнст, совершать настоящие поступки.

Что до музыки – это снова Таривердиев. Хабенский споет под гитару – конечно, про тетю… А финальную песню исполнят Алла Пугачева и Кристина Орбакайте. Продюсеры скрывают, во что им обошлась эта ироническая история, Во всяком случае, съемки проходили в Праге – там павильоны гораздо дешевле. Выйдет фильм в 1100 копиях по России и СНГ. Причем два года его не будут показывать по телевизору.

Потому, как признаются авторы проекта, их главная задача – загнать в кино старшее поколение, взрослых зрителей. А для этого нужно предложить «что-то смешное, мелодраматичное и эстетически не ужасное». И с моралью корнями из 60-х, из этих вечных споров о «физиках» и «лириках» – о том, что иногда красавица предпочтет романтика правильному менеджеру. Вы можете вспомнить что-то лучше «Иронии»?

Барбара Брыльска: Право на ошибку

– Очень приятно ощущать себя главной женщиной в новогоднюю ночь. Мне иногда кажется, я этого не заслуживаю. Что касается любви, то я всегда влюблялась с первого взгляда и не ошибалась. Ошибалась, конечно, но чтобы это понять, должны были пройти годы, никто же не дает гарантию на вечную любовь!

Елизавета Боярская: Пусть ругают, но смотрят!

– Есть такие фильмы, которые хочется смотреть много-много раз подряд и не устаешь. Конечно, всегда есть опасность, когда делаешь повтор. Или, как сейчас говорят, ремейк. Но все-таки мы делали не ремейк, а продолжение, историю о том, что происходит спустя 30 лет с детьми персонажей. Знаете, я опасалась читать сценарий. Но когда начала – в голос хохотала, потому что это безумно смешно, накручено невероятно, хочется этим заниматься, в этом разбираться, хочется, чтобы это увидели остальные.

Это, конечно, другая история. И моя героиня поставлена в другие обстоятельства, чем учительница Надежда Васильевна. Это другие время, поколение, способ мысли, профессия. У нас Надя – юрист. Я думаю, что у каждого из нас получилось что-то немножко свое, отличное от родительского персонажа.

Конечно, нас будут сравнивать. И я уверена, что будет масса людей, которые будут говорить: Боже мой! На самом деле, я так рада, что мы это сделали, потому что так обидно, когда что-то заканчивается. Все должно продолжаться. И этого подсознательно все ждали. Пусть обругают, но пойдут, потому что интересно.

Сергей Безруков: Джентльмены предпочитают брюнеток

Персонаж Сергея Безрукова в новой «Иронии судьбы» не очень-то симпатичный – упакованный топ-менеджер мобильной связи в кадре нон-стоп беседует с пустотой посредством устройства «hands freе». Зато он завидный жених и абсолютный трезвенник. Словом, современная версия Ипполита.

– Сергей, а как вам старая «Ирония»? Случается пересматривать?

– С удовольствием. И не только на Новый год. Когда уезжаю отдыхать за границу, то беру с собой такой джентльменский набор картин. Среди них – рязановские ленты, которые я очень люблю. Особенно – «Служебный роман» и, конечно же, «Ирониюсудьбы». Это такие хиты – искренние, теплые, эмоциональные… А «Ирония» – особая, романтичная история.

– Не боялись приступать к работе над фильмом?

– Страх – это понятие неприемлемое для артиста. Есть волнение, оно было. Страха не было.

– В новом фильме вы играете Ираклия – современного Ипполита. А в старом кому больше симпатизировали? Ипполиту или Лукашину?

– Мне нравятся герои и Яковлева, и Мягкова – может, потому, что я очень люблю этих актеров. Хотя иногда ловил себя на мысли, что очень хотелось бы, чтобы Ипполиту повезло. Наверное, потому, что когда человек проигрывает, то начинаешь за него болеть. Так иногда бывает, когда, например, смотришь футбол. Так и здесь. Ипполит хороший человек, которого просто жалко. Юрий Васильевич (Яковлев. – Н. Б.) создал потрясающий образ надежного, порядочного человека. Его беда, наверное, в том, что он слишком ревнив. Он не доверяет невесте, и сам разрушает те отношения, которые, наверное, могли бы сложиться.

– По новой «Иронии», Надя всетаки осталась с Ипполитом, а не с Лукашиным…

– Для меня это стало неожиданностью. Ведь я, как и все, верил в сказку, в то, что Лукашин и Надя будут вместе. И изначально я внутренне протестовал. Но потом я понял, что эта история людей, которые годятся нам в отцы, еще далеко не закончена. Она продолжается. Вот это – самое важное.

– И тем она интересна?

– Бесспорно! Это именно продолжение, а не ремейк, который переигрывает ту давнюю историю. То есть берется за основу тот сюжет и просто с помощью других актеров играется заново. Сценарий убедил, что это совершенно новая история, история «30 лет спустя». Изменились время, обстоятельства, условия жизни. Но люди, несмотря на прогресс, тем не менее остались прежними. И наше поколение похоже на поколение наших отцов тем, что мы также можем истово любить, можем драться за свою любовь.

– Вы что же, кулаками будете отстаивать чувство?

– Будем.

– Как-то это не по-менеджерски. Чем тогда ваш герой похож на Ипполита?

– Ничем. Но мне нравится эта роль. В ней есть своя правда. И я думаю, что со мной согласится добрая половина зрителей. Мой герой поставлен в нелепую ситуацию «по иронии судьбы». Он не виноват ни в чем. Он тоже человек респектабельный, сильный, уверенный, надежный.

– А героиня Лизы Боярской, тем не менее, предпочтет гуляку праздного…

– Да, и нужно спрашивать женщин, почему иногда вы делаете такой непредсказуемый выбор, сами не отдавая себе отчет… Это та самая «ирония судьбы», которую до конца предугадать невозможно.

– Как работалось с Бекмамбетовым?

– У нас было много импровизаций. Например, мобильник blue tooth взят из жизни. Тут ничего не придумано. Иногда я наблюдал людей, которые производят впечатление сумасшедших, – ходят, допустим, по аэропорту и беседуют как бы сами с собой. Причем смотрят на тебя, но говорят совершенно с другим человеком. Вот это, наверное, такая отличительная черта времени. В ней – нелепость моего героя, который разговаривает со всеми, держит вроде бы связь со всем миром и в то же время упускает практически каждого. Многое дали совместные репетиции с Бекмамбетовым, когда мы собирались все вместе, фантазировали, что-то дорабатывали. Что-то приходило, что-то уходило. Это была большая кропотливая работа.

– Не боитесь, что вас и яковлевского Ипполита будут сравнивать?

– Тема фильма – тот извечный сюжет, который уже успел полюбиться за все эти годы. Не знаю, насколько эта картина станет любима. Но, думаю, эта история будет самостоятельной. И не должно быть параллелей и сравнений. Сравнивать, наверное, вообще нехорошо – никогда, никого, ни с кем.

– Первая «Ирония» заканчивается словами мудрой мамы героя: «Поживем, увидим». А вторая? Есть такое же многоточие?

– Думаю, что да, конечно. Традиции в этом фильме не нарушаются. И многоточие, и романтика, и человеческая история. Вот это, наверное, самое важное. Можно, наверное, использовать разные спецэффекты, можно украшать фильм до неузнаваемости, но главное – это история человеческая. И снова – музыка гениального Таривердиева.

– Хамский вопрос: какой тип женщин вам больше нравится – блондинки типа Брыльской или брюнетки типа Боярской?

– Мне нравится тип моей супруги, а она у меня брюнетка. Поэтому тут уж ничего не попишешь. А что касается моего героя, он борется тоже за брюнетку – Надю-вторую, которую сыграла Лиза Боярская.

– Что для вас – ирония судьбы?

– Наверное, то, что я принимаю участие в этом проекте. Ведь для любого актера невозможно представить, что снимешься в продолжении «Иронии судьбы». Это и есть самая счастливая ирония – побывать в той сказочной атмосфере.

К списку интервью


=