В погоне за Несбывшимся

Светлана Степанова, Рускино.Ру, декабрь 2007

Ссылка на источник

Самого страшного не произошло: продолжение нашей лучшей романтической комедии «Ирония судьбы» не стало беспредельной пошлятиной. Более того, вторая часть всенародно любимого фильма снята очень качественно, с выдумкой и тщательной проработкой деталей. Тимур Бекмамбетов в очередной раз подтвердил свой исключительный профессионализм.

Проблема здесь только одна: чудо невозможно совершить по заказу. Новая картина Бекмамбетова качественна, профессиональна и лишена пошлости, а первая «Ирония судьбы» невероятно умна, изящна, проста по форме и глубока по смыслу. Разница очевидна. Хотя отличия шедевра от добротной работы не всегда можно объяснить словами, но большинство зрителей все равно способны отличить одно от другого.

Впрочем, некоторые недостатки продолжения очевидны любому внимательному зрителю, и первыми бросаются в глаза наряды главных героинь. Если работа оператора, художника и костюмы мужчин выглядят очень достойно, то одежда двух Надежд подошла бы скорее разбогатевшим челночницам, чем питерской интеллигентке, вышедшей замуж за важного чиновника, и ее дочери. Это тем более обидно, что и брючный костюм, и вечернее платье, и пальто и шапка, которые Надя носила в первой «Иронии судьбы», стали эталоном хорошего вкуса на долгие годы.

Еще один явный недостаток нового фильма Бекмамбетова – затянутость многих эпизодов. У Рязанова события разворачивались настолько необычно и непредсказуемо, что он поступил абсолютно правильно, дав зрителям возможность насладиться каждым невообразимым поворотом сюжета. А в «Иронии судьбы 2″ эффекта неожиданности нет, поэтому темп происходящих на экране событий следовало бы ускорить.

В сценарии ленты Бекмамбетова тоже имеются серьезные проблемы. Кстати, их вполне удалось бы избежать, если бы было принято во внимание то, что Рязанов писал об «Иронии судьбы» в своей книге «Неподведенные итоги». (Дальше цитаты из этой книги будут выделены курсивом) Правила, в соответствии с которыми наши выдающиеся кинематографисты работали тридцать с лишним лет назад, как оказалось, абсолютно верны и сегодня.

Если бы эта история произошла между людьми, лишенными жизненного опыта, метаний, ошибок, она бы воспринималась иначе. Можно было бы понять ее как очередной флирт или временное увлечение. Когда же героями оказались неустроенная женщина, уставшая от долгой несчастливой любви, с думами о надвигающейся старости, и уже немолодой холостяк без семьи и детей, тогда все случившееся… получало серьезный подтекст, стало более близким большинству людей…

Вот этого-то серьезного подтекста во второй части «Иронии судьбы» нет вообще. Хабенский и Безруков сыграли у Бекмамбетова примерно в том же возрасте, что был Мягков, когда снимался у Рязанова (Яковлев на десять лет старше), но с тех пор времена изменились. Сейчас многие люди вступают в брак не в ранней юности, а после того, как добьются успехов в работе, поэтому неженатые тридцатипятилетние мужчины уже не кажутся безнадежно потерянными для семейной жизни. Встреча, которая в первой части была последним шансом на счастье, во второй выглядит как случайный эпизод в череде знакомств, и это сильно снижает ее значимость.

А Елизавета Боярская, сыгравшая Надю-2, на десять лет младше, чем была Барбара Брыльска, снимаясь в «Иронии судьбы», и это уже беда! Не зря именно выбору героини Рязанов придавал огромное значение. Нужно было выбрать актрису, в которой бы максимально сконцентрировались качества, необходимые героине – женщине с неудачной судьбой, горьким прошлым, красивой, но уже чуть тронутой безжалостным временем…

Барбара Брыльска создала исключительно яркий, достоверный и узнаваемый образ современной женщины с трудной судьбой, богатым внутренним миром и удивительной душевной красотой. Это одна из лучших актерских работ отечественного кинематографа всех времен.

Елизавета Боярская очень хороша собой, но что двадцатилетняя девушка знает о боли, горечи, потерях, разочарованиях в жизни?! Надя-2 оказалась избалованной девицей, которая боится сделать лишний шаг без ведома родителей. Такая героиня вполне уместна в женском романе, «мыльной опере» или молодежной комедии, но никак не в продолжении «Иронии судьбы».

Молодой актрисе мог бы помочь толковый сценарий, но он лишь усугубил ситуацию. Если Рязанов и Брагинский наполнили свою историю десятками и сотнями точнейших примет времени, то сценаристы новой российской ленты при создании характеров главных героев, похоже, вообще не заботились о бытовой достоверности. Мы даже не знаем, кем работают Надя-2 и ее московский кавалер! То есть героиня Боярской упоминает, что, повинуясь воле родителей, против своего желания поступила на юридический факультет, но совершенно невозможно представить, как эта красотуля расследует преступления или защищает интересы предприятия. Результат сочетания слабого сценария и отсутствия опыта у молодой актрисы вполне закономерен: Надя-2 оказалась самым слабым звеном фильма.

С Константином Хабенским, сыгравшим младшего Лукашина, все сложнее. Он очень хороший актер, но в новой ленте Бекмамбетова его усилия оказались направлены в неверную сторону. В эпизоде, где Константин Лукашин куролесит в петербургской квартире, Хабенский настолько точно копирует голос и интонации своего экранного отца, что даже как-то не по себе становится. Это действительно филигранная работа, но непонятно, зачем актеру понадобилось совершать такой подвиг: все-таки и интонации, и словечки Жени мы за прошедшие годы изучили досконально, а вчерашняя шутка сегодня уже не смешна. Неужели такой талантливый человек, как Хабенский, не мог придумать что-то свое?! Или это намек на то, что сын главного героя «Иронии судьбы» в детстве регулярно видел отца пьяным? Загадка…

И даже в тех эпизодах, где Константин молчит, он все равно удивительно похож на Евгения Лукашина, в точности повторяя его жесты и манеры. В реальной жизни Мягков и Хабенский не имеют практически ничего общего, и их сходство на экране – тоже результат огромной работы, проделанной Константином при подготовке к роли. Вот только проблема в том, что персонаж, сыгранный Мягковым, — это настоящий герой своего времени, воплощение всего лучшего и худшего, что было в 70-ые годы ХХ столетия, а сейчас у нас на исходе первое десятилетие XXI века. И люди, и их манеры с тех пор изменились до неузнаваемости, и реликт тридцатилетней давности нынче выглядит странновато. Совершенно непонятно, чем в наше суматошное время может заниматься подобный гость из прошлого, и, видимо, неслучайно нам об этом так и не рассказали. (В начале фильма младший Лукашин называет себя врачом, но позднее выясняется, что он врал.) Кроме того, сам Хабенский, то ли в силу особенностей своего характера, то ли вследствие привычки играть суровых и немногословных героев, кажется, совершенно не понимает, зачем люди разыгрывают друг друга. Устраивая счастье своего отца, Константин Лукашин так сосредоточен и серьезен, что постоянно ждешь от него приказа: «Всем выйти из сумрака!» Это несколько мешает получать удовольствие от происходящего на экране.

Отказавшись от бытовой достоверности в изображении главных героев, сценаристы добавили в сюжет некоторые современные реалии: пьющих ментов и многодетных мигрантов с юга. Эту идею нельзя назвать удачной: в первой «Иронии судьбы» не было ни секретарей парткомов, ни доносчиков-управдомов, ни рабочих-стахановцев, и отсутствие всего вышеупомянутого, безусловно, пошло на пользу всенародно любимой комедии.

Зачем Бекмамбетову понадобился Дед Мороз подшофе, тоже совершенно неясно. Михаил Ефремов, сыгравший эту роль, очень много снимается в последнее время, и, на мой взгляд, у него лучше получаются непьющие герои.

Однако обо всех этих претензиях немедленно забываешь, когда на экране появляется Ииии… раклий в исполнении Сергея Безрукова. По-нашему — это шок! В последнее время складывалось нехорошее сильное впечатление, что Сергей теперь отныне и вовеки веков будет играть только бандитов, ментов, а также главных героев фильмов, которые их создателям кажутся кинобиографиями наших великих поэтов.

Но «Ирония судьбы 2″ неопровержимо доказывает, что эти опасения абсолютно беспочвенны. В роли Ираклия актер в полной мере раскрывает свой талант, мастерство и незаурядное чувство юмора и с безукоризненным вкусом сочетает комедийные и драматические краски. Жених Нади-2 поначалу выглядит самодовольным бюрократом, и не сразу мы понимаем, что за внешним благополучием скрывается неуверенность в себе и одиночество. (Кстати, с разбитым носом Сергей, конечно, выглядит не так круто, как получивший аналогичную травму персонаж Джека Николсона в фильме «Китайский квартал», но тоже очень неплохо.) А уж в финальных сценах Ираклий так лихо, весело и отчаянно сражается за свою любовь, что выбор Нади-2 совершенно необъясним. Впрочем, можно не сомневаться: этот замечательный парень наверняка найдет девушку получше…

Конечно, в работе над ролью Безрукову очень помогли сценаристы: Ираклия, в отличие от главных героев, они наделили и профессией, и достоверным, неоднозначным характером. Незадачливый жених Нади-2 занимает высокую должность в фирме сотовой связи, и неустанная борьба за связь без брака, продолжающаяся даже в канун Нового года, мешает Ираклию сделать предложение горячо любимой невесте. Кстати, во время вышеупомянутой борьбы он проявляет себя настоящим героем, спасая сильно пьяного пограничника, поскользнувшегося на обледеневшей крыше многоэтажного дома. (Кстати, младший Лукашин не спасает никого (Надю-2 из милиции забирает ее питерский жених) и завоевывает сердце любимой девушки рассуждениями настолько туманными и философскими, что я их, если честно, абсолютно не поняла.)

Но даже самый лучший сценарий не поможет плохому актеру, и достижение Безрукова трудно переоценить. В «Иронии судьбы 2″ Сергей добился того, о чем мечтают все его коллеги, — очень убедительно и достоверно, с добротой и юмором сыграл нашего среднестатистического современника, типичного представителя своего времени. Именно о таком парне — сильном, надежном, уверенном и очень нуждающемся в любви – мечтают почти все девушки.

Судьба Ираклия оказалась не такой грустной, как у Ипполита, но этому есть объективное объяснение. Жениху Нади во время действия «Иронии судьбы» было без малого пятьдесят, а для мужчины в таком возрасте действительно трагична и внезапная любовь, и осознание того, что лучшие годы жизни прожиты неправильно. А незадачливый кавалер Нади-2 понял свои ошибки намного раньше и успеет начать жизнь заново…

Теперь пришла пора поговорить о старой гвардии. Какое счастье, что Бекмамбетов дал нам возможность увидеть их снова! Глядя на Барбару Брыльску, Андрея Мягкова, Юрия Яковлева, Александра Ширвиндта, Валентину Талызину, Александра Белявского, – таких мудрых, таких сильных и таких молодых, — очень хорошо понимаешь, что возраст – это всего лишь цифры, которые нужны только для анкет. Наши замечательные актеры так же талантливы и ничуть не постарели, как и волшебная музыка Микаэла Таривердиева – один из лучших саундтреков в истории мирового кино.

Вся старая гвардия играет выше всяких похвал, давая молодежи незабываемый урок мастерства. Надя совершенно не изменилась, оставшись такой же прекрасной, мудрой и благородной, как и много назад. Мне, если честно, не очень нравится, как ее озвучили в первом фильме: все-таки девушка из Польши и девушка из Сибири – это две большие разницы. Я ни в коем случае не хочу сказать, что одна лучше, а другая – хуже: лилия и ромашка обе прекрасны, но каждая по-своему, и спутать их сложно.

Под стать Прекрасной Даме и ее кавалеры. Женя Лукашин посерьезнел, но остался таким же обаятельным и непредсказуемым. А когда Ипполит, усталый и немолодой человек, увидев соперника, собирается с силами и изгоняет его так же резко и жестко, как и больше тридцати лет назад, очень хорошо понимаешь, что Мужчина остается Мужчиной всегда. Время многое расставляет по местам, и хочется верить, что Юрий Яковлев, раньше скептически относившийся к этой своей работе, наконец-то понял, что среди всех сыгранных им современных персонажей самым ярким, достоверным и обаятельным стал именно Ипполит.

Как прекрасно еще раз оказаться в до мелочей знакомом мире «Иронии судьбы» и хоть одним глазком взглянуть, что сталось с любимыми героями! У каждого зрителя, наверное, есть собственное мнение о том, почему знаменитая комедия Рязанова уже более тридцати лет остается любимой зрителями. Есть оно и у меня. Поэтому, когда Женя Лукашин произносил монолог о том, что любовь не исчезает, а живет в душе, даже если и не сбылась, и помогает терпеть суету буден и все жизненные невзгоды, я с трудом удержалась от слез. Любовь, когда она настоящая, ведь и в самом деле живет вечно, и «Иронию судьбы», один из самых прекрасных фильмов об этом светлом чувстве, люди будут помнить до тех пор, пока смотрят кино.

К списку статей


=