Театральные зарисовки

Елена Леэтмаа, Пярнусский экспресс, 24.11.2006

Мечта стала явью

— Наверное, не случайно первый зарубежный фестиваль «Золотая Маска» прошел именно в Эстонии и прошел весьма успешно. В Эстонии всегда любили и ценили театральное искусство, что всегда было отличительной особенностью нашей культуры. Поэтому нам приятно, что театральный фестиваль «Золотая Маска-2006», представляя подлинные театральные события современного российского театра, в этом году посвящен 100-летию эстонского профессионального театра, которое широко отмечают в стране. Это прекрасная дань уважения нашей театральной истории, национальным театральным традициям, — сказал в своем приветствии фестивалю Министр культуры Эстонии Райво Пальмару.

До того как начался фестиваль, все говорили о том, что в Эстонии он проходит во второй раз — это самое большое достижение. И было понятно почему — это серьезная работа на уровне двух государств, да и к тому же дорогостоящая. Привезти в Эстонию пять лучших российских спектаклей одно бездоходное общество «Арт-Форум» не могло, и фестиваль состоялся только благодаря пониманию и поддержке организаторов Министерством культуры и мэрией Таллинна — с эстонской стороны и Федерального агентства по культуре и кинематографии — с российской. Думаю, координаторы данного проекта Светлана Янчек, Александр Ильин и Валерия Розанова могли бы назвать еще многие организации и частных лиц, которые подставили свое плечо и сделали все для того, чтобы мечта провести в Эстонии второй театральный фестиваль «Золотая Маска» стала явью.

Афиша фестиваля

По словам президента фестиваля «Золотая Маска» Георгия Тараторкина, в прошлом году эстонской публике была предложена довольна разнообразная картина современного российского театра. Тогда, в октябре 2005 года, организаторы намеренно стремились показать как классические драматические постановки, так и спектакли молодых, неординарно мыслящих режиссеров, современный танец и «новую драму».

— Большим счастьем было видеть, с каким вниманием и искренним интересом принимали в Таллинне Льва Додина, Михаила Угарова, Ивана Вырыпаева, Татьяну Баганову — тех, кто является настоящими героями сегодняшней российской культуры, — сказал Георгий Тараторкин.

Что же мы увидели на нынешнем фестивале «Золотая Маска в Эстонии»? Фестиваль открылся на главной сцене страны — в Национальном театре оперы и балета «Эстония». В этом году программа фестиваля была сосредоточена на спектаклях, продолжающих русские традиции русской школы психологического театра. В первую очередь это «Белая гвардия» Московского Художественного театра в постановке Сергея Женовача и «Похождение» Миндаугаса Карбаускиса Театра под руководством Олега Табакова. Также зрители с удовольствием посмотрели на сцене Русского театра спектакли «Мальчики» и “Marienbad”, выпущенные в режиссерской мастерской РАТИ (бывшего ГИТИСА), только год назад ставшей самостоятельной «Студией театрального искусства». Все четыре спектакля — это прекрасный литературный материал, глубокая и точная режиссура, великолепная игра актеров. В афишу фестиваля также был включен спектакль «Двери» совместного российско-эстонского проекта “Apparatus”.

Другие дни Турбиных

Когда смотришь на декорации спектакля и на шагающих по сцене юнкеров, становится понятно, для чего нужны фестивали. Ни одному продюсеру не под силу привезти такую масштабную постановку, и если бы не концентрация многочисленных сил, так мы и кормились бы антрепризами.

«Белая гвардия», поставленная режиссером Сергеем Женовачем — не о гвардии и даже не об офицерской чести. Она о дружбе, а еще о том, что люди всегда остаются людьми, независимо от строя, политического режима, состояния общества и погоды.

Из темноты возникает сцена, на сцене — железный помост, под ним яма. Помост с одной стороны опущен вниз — там сбилась в кучу мебель. На верхней стороне — столбы разбитых фонарей, на одном из них висит абажур. Внимательно приглядевшись к конструкции Александра Боровского, можно догадаться, что это вокзальный перрон.

И только в нижнем углу происходит жизнь настоящая, остальное — сиюминутное и проходящее. А там, в углу, именуемом большой квартирой с кремовыми шторами, царит дружелюбная домашняя атмосфера, звучат веселые шутки приятелей и витает дух влюбленности.

Зал оживляется, когда на сцену выходят народные любимцы, знакомые публике по сериалам: Константин Хабенский (Турбин) и Михаил Пореченков (Мышлаевский). Говорят, они пришли в труппу Московского Художественного не так давно, но вообще у них за плечами немало сыгранных ролей в театре, а также немало театральных наград, включая «Золотую маску».

Запомнился добродушный нелепый увалень Лариосик в исполнении Александра Семчева, знакомого нам по рекламе пива. Он был так нелеп и трогателен, что человека более неуместного в доме бравых офицеров представить было трудно. Играл замечательно, все смеялись до слез.

Спектакль, который шел три с половиной часа, ничуть не утомил. В конце было немного грустно оттого, что нынешнее поколение взяло из «Белой гвардии» Булгакова только шутки-прибаутки «мира», наспех сыграв «войну». Грустно, но понятно.

Родом из детства

По Табакову, закон театра заключается в следующем: чтобы было видно, слышно и дух захватывало. Дух захватило на спектакле Театра-студии под его руководством «Похождение», составленное по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души», поставленном режиссером Миндаугасом Карбаускисом. В роли Чичикова — Сергей Безруков, Табаков играет Плюшкина. Елена Леэтмаа

«Похождение» — спектакль актерский. Галерея представленных образов разнообразна, портреты во многом оригинальны и разрушают клишированное восприятие гоголевских персонажей. Вальяжный Олег Табаков играет жиденького Плюшкина и перевоплощается в «прореху на человечестве» весьма убедительно, он делает Плюшкина жадным, в первую очередь, до самой жизни. По Гоголю, толстый Собакевич у подтянутого Бориса Плотникова обернулся генеральской выправки стариком со строгими принципами, Ноздрев Дмитрия Куличкова — неподражаемый плут, поднабравшийся удали и манер у заезжих гусар; Коробочка Ольги Блок-Миримской — плотоядная фифа и т.д. В центре — Чичиков, в исполнении Сергея Безрукова, — безмерно обаятелен, любым настроением моментально заражает зрительный зал, словно это инфекция, передающаяся воздушно-капельным путем. Сценический минимализм не для него: любую эмоцию он отыгрывает всем телом. Актер точен в каждом движении, его героя переполняют живость и беспримерное себялюбие, он деятелен и потому не способен стоять на одном месте долее одной минуты. Все качества к месту, Чичиков здесь — не плут, не злодей, не порождение чудовищной системы. Он (и тут Безруков приближает Чичикова к нашим временам) — из нынешних героев», — так отзывалась российская пресса о спектакле.

Мне же после спектакля хотелось молчать. Я была потрясена и режиссерскими находками, и игрой актеров, и декорациями, и птицей-тройкой живых лошадей. А то, как движется, думает и говорит Сергей Безруков, достойно отдельного восхищения. А раньше он мне представлялся этаким баловнем судьбы…

— Конечно, жалко, что я всю ж изнь мечтал сыграть Хлестакова, а мне достался Павел Иванович Чичиков. Их, конечно, многое роднит. Это маленькие люди, у которых свои маленькие проблемы, и они очень похожи на нас на всех. Но Хлестаков — это немножко другое, чем Чичиков. Это маленький человек, у которого есть звездный час. И он так увлекся этой своей мечтой, он так счастлив, что один раз в жизни стал большим, и такая трагедия происходит с ним, когда все заканчивается? Хотя мне было очень интересно сыграть Чичикова, потому что во всех театральных интерпретациях «Мертвых душ» основное место занимают помещики, и вспоминают помещиков, потому что образы — яркие, заметные, а Чичиков проходит незаметно, серой мышкой. Мне показалось это неправильным, поэтому я попытался сделать Чичикова ярким персонажем, со своей мечтой, со своей детской искренностью. Мой Чичиков вообще родом из детства, — говорил в одном из интервью Сергей Безруков.

Молодая поросль

Российская Академия театрального искусства (бывший ГИТИС) в прошлом сезоне, по мнению критиков, стала одним из главных театральных адресов Москвы. В ней шли спектакли выпускного курса Сергея Женовача. Спектакль «Мальчики» был включен во внеконкурсную программу фестиваля «Золотая маска»(2005), а также участвовал во многих других фестивалях, получая немало премий и призов. И когда учеба была окончена, а расстаться никак не получалось, на базе режиссерско-актерского курса в 2005 году был создан театр — «Студия театрального искусства», а Сергей Женовач стал его художественным руководителем.

На «Золотую маску в Эстонии» ребята привезли два спектакля — «Мальчики» Сергея Женовача и “Marienbad” Евгения Каменьковича.

Опять обратимся к профессиональным критикам:

«Берясь за „Мальчиков“, Женовач предпринимал выбор рисковый: более сентиментальные, а местами и открыто экзальтированные страницы у Достоевского если и сыщешь, то с трудом. Как справиться с таким потоком эмоций, как не оказаться снесенным бурным течением? Но Женовач ставил программно-сентиментальный спектакль и восторженной экзальтации ничуть не опасался. По мере развития спектакля постепенно осознаешь, что вычлененные из романного контекста сцены сами по себе складываются чуть ли не в некий евангельский апокриф, повествующий о воскресении из мертвых. Начнется с ненависти, а закончится всеобщей любовью, массовым братанием? Собака по кличке Перезвон у Достоевского едва упоминается, а Женовач делает ее полноценным действующим лицом. Эти щенячьи восторги, эта преувеличенная жажда нежности и любви с далеко высунутым от усердия влажным языком могут служить чуть ли не метафорой спектакля. У Женовача напрочь отсутствует не то чтобы ирония по отношению к сентиментальничанью Достоевского, но даже и всякий естественный механизм сопротивления восторгам, свойственный застенчивой человеческой природе», — писала о спектакле «Газета».

“Marienbad” — спектакль по роману Шолом-Алейхема. В числе главных героев — варшавский квартал Налёвки и курортный городок Мариенбад. В спектакле между ними не километры, а письма: большие и маленькие, треугольные и квадратные, они ежеминутно опускаются в почтовые ящики. За письменным столом и на самой сцене разгораются нешуточные страсти: брачные аферисты плетут интриги, мужья задыхаются от ревности, оскорбленные жены упрекают мужей в подозрительности. Единственный способ остановить поток сплетен — перестать вскрывать злополучные конверты. Но письма как наркотик, без них жизнь уже не жизнь. Их ждут с хищной жаждой мести, надеясь прочесть в них мольбы о прощении.

Каждому артисту Евгений Каменькович придумал свою характерность, изюминку, которая выражает всю суть персонажа. Это не превращает спектакль в сменяющие друг друга аттракционы, напротив — все сольные голоса создают стройную мелодию ансамбля.

Встречи в пути

Афиша фестиваля сопровождалась и обширной специальной программой, в рамках которой состоялись творческие встречи с руководителем МХТ им. А. П. Чехова Олегом Табаковым и театральным критиком Диной Годер, а также мастер-классы профессоров Российской Академии театрального искусства (бывшего ГИТИСА) Евгения Каменьковича и Сергея Женовача. Я побывала на встрече с Олегом Табаковым, хотя хотелось побывать везде. Но на все просто не хватило ни времени, ни сил. Олег Павлович был полон оптимизма и обаяния, много шутил и делился своими достижениями и планами. Об этой встрече читайте в следующем номере «Пярнуского Экспресса».

Особым гостем в Русском театре стал главный художник Театра-Студии под руководством Олега Табакова, Центра им. Вс. Мейерхольда, «Студии театрального искусства» и МХТ им. А. Чехова Александр Давидович Боровский. Им был оформлен спектакль «Белая гвардия». А когда-то, в далеком 70-м, на сцене Русского театра состоялась премьера спектакля «Дни Турбиных» по той же пьесе Булгакова, и художником-постановщиком был Давид Боровский.

В связи с этим мне почему-то вспомнилось, что в Таллинне живут и работают ученики Олега Табакова, а Михаил Пореченков когда-то четыре года учился в Таллиннском военном училище. Как, оказывается, тесен мир…

Вера и надежда

В последний день «Золотой маски в Эстонии» на фуршете в Каминном зале театра организаторы фестиваля, его участники и руководство Русского театра обменялись словами благодарности и выразили надежду еще не раз встретиться в Таллинне. После этого в ресторане «Арт Империя» состоялась «педагогическая вечеринка». Главными действующими лицами стали актеры московской «Студии театрального искусства» — бывшие студенты РАТИ. И, конечно же, режиссеры и педагоги — Сергей Женовач, Евгений Каменькович и Михаил Чумаченко.

В последнее время у фестиваля «Золотая Маска в Эстонии» появилось много друзей, а Общественный совет фестиваля объединил людей, которые искренне верят в то, что настоящее искусство не знает границ. Верят в это и другие организаторы и участники «Золотой Маски», а иначе зачем им все это? Поэтому российская сторона сделала ответный шаг эстонской и выразила желание провести в следующем году в Москве фестиваль эстонских спектаклей. А мы будем ждать следующего года, чтобы вновь сделать открытия и ощутить потрясения. И верим, что вторая «Золотая Маска в Эстонии» — не последняя. Все только начинается.

К списку статей


=