«Похождение» повесы

Роман Должанский, Коммерсант Weekend, 31.03.2006

«Мертвые души» в Театре Олега Табакова

О любых, даже самых отчаянных и утаиваемых до поры от посторонних глаз театральных проектах, в нашу эпоху тотальной пропаганды и агитации накануне премьеры многое бывает уже известно. А вот про новый спектакль Миндаугаса Карбаускиса даже самые информированные персонажи закулисного пиар-пространства знают немногое. И к режиссеру с вопросами рекомендуют не приставать. Говорят, волнуется.

В сущности, особо волноваться ему не стоит. Хотя бы потому, что у этого режиссера очень высокий кредит доверия, во всяком случае у критики. Его предыдущий спектакль, «Рассказ о семи повешенных» в «Табакерке», лидирует в хит-параде сезона, составленном театральными журналистами. С ним, Карбаускисом, более, чем с любым другим режиссером новой генерации, многие связывают смутные надежды на, страшно вымолвить, оживление «русского психологического театра». Так или иначе, но стало общепринятой истиной — это серьезный режиссер с отменным, строгим вкусом, который умеет работать с актерами и почерк которого отличается умной сдержанностью и выверенностью, так ценимой многими на фоне необязательной броскости и пестроты прочих молодых.

Еще за режиссером давно замечено особое пристрастие к теме смерти, вернее взаимопроникновения мира живых и мира мертвых. Так что, шутят люди, произведение, в названии которого есть слово «мертвые», не могло рано или поздно не привлечь его внимания. Пора уже сказать, что спектакль «Похождение» поставлен по поэме Гоголя «Мертвые души». Название спектакля подсказано, конечно, Михаилом Булгаковым, написавшим в начале 20-х годов памфлет про ватагу гоголевских героев, попавших в советскую Русь. Для спектакля выбран, разумеется, не тот текст, а полномасштабная инсценировка «Душ», позже написанная Булгаковым по заказу МХАТа и сыгранная на его сцене в ноябре 1932 года. Теперь на этой же сцене сыграют премьеру «Табакерки». Так что не зря говорят — повод для волнения у режиссера все-таки есть.

Говорят, что на историческую сцену выведут лошадей, чтобы зритель увидел Русь-тройку не только как литературный образ. Впрочем, любой режиссер скажет вам, что с актерами справиться гораздо сложнее, чем с лошадьми. Вот, скажем, Олег Павлович Табаков — он и без всякого Карбаускиса наверняка давно придумал, как сыграть Плюшкина так, чтобы зал стонал от удовольствия. Удастся ли режиссеру, как удалось ему три года назад в спектакле «Копенгаген», убедить любимца публики в своей правоте и навязать собственное режиссерское видение роли, покажет премьера. А ведь надо еще справиться с Борисом Плотниковым, Дмитрием Куличковым и другими хорошими актерами. Так что тоже есть повод для волнения.

А ведь есть еще и Сергей Безруков, который играет в «Похождении» Чичикова. Миндаугас Карбаускис взял на себя, можно сказать, благородную миссию. Чего греха таить, после всякой сомнительной всячины, наигранной господином Безруковым в последнее время на телеэкране, многие ценители театра отказали одному из самых популярных медийных лиц страны в праве считаться серьезным актером. «Похождение» — хороший шанс телевизионному повесе реабилитироваться в настоящем театре. Интересно, кто больше волнуется на эту тему, Миндаугас Карбаускис или сам Сергей Безруков.

К списку статей


=