«Петербуржец» Сергей Безруков

Лиана Хусаинова, Телевидение и радио (Санкт-Петербург), 21.06.2005


«Город без солнца» стал дебютом молодого режиссера Сергея Потёмкина

Краткий синопсис его картины звучит почти как заклинание: «Любовь. Карьера. Свобода. Наркотики. Искусство. Смерть. Надежда».  Семь слов — семь точек, между которыми то ломаной линией, то нервным пунктиром движется сюжет фильма. И лишь между двумя понятиями-точками оказывается невозможным провести соединительную линию: это Наркотики и Свобода.

Художница и актриса полупрофессионального театра Люси (Юлия Маврина — «Письма к Эльзе», «Бедный, бедный Павел») случайно при романтических обстоятельствах знакомится с Егором, преуспевающим инженером — он едва не задавил девчушку, когда та подбирала разлетевшиеся на дороге картины. Люси знакомит Егора (его играет Максим Аверин — «Магнитные бури», «Место под солнцем») со своим братом, талантливым фотохудожником Алексом и его друзьями (в роли Алекса — Сергей Безруков). Она приводит Егора на перфоманс по случаю открытия выставки Алекса «Город без солнца». И здесь на наших глазах соприкасаются два мира, два полюса: румяный, чистенький, преуспевающий и довольный своей жизнью Егор — и богемная тусовка, наркоманы, отверженные. Люди, у которых нет будущего, и они прекрасно знают об этом: Алекс уже болен СПИДом. Солнечный мир Егора — и Город без солнца, который создал Алекс. На протяжении всего фильма Люси мечется между этими двумя мирами — не потому что не может выбрать, а просто потому, что один раз попав в Город без солнца, оттуда уже не вырваться. Но соприкосновение этих двух миров не проходит даром: и у тех, и у других разрушается иллюзия правоты, правильности собственного существования.

Егор, вначале было с отвращением отвернувшийся от наркоманки Люси, в финале жертвует своей карьерой и благополучием, чтобы спасти любимую. И Алекс, вначале выглядевший настоящим Злым гением в своей эпатажности и презрении ко всем, кто не принадлежит к богеме — постепенно меняется. Эта роль — по-настоящему интересная, необычная работа Сергея Безрукова. Чем ближе смерть, тем больше проступает в его Алексе человеческое, сползает «дьявольская» маска — и мы видим молодого парня, которому до слез хочется жить, жить, жить! Он делает отчаянную попытку отказаться от наркотиков, и, хотя это ему не удается, все же бросает вызов смерти: он снимает себя, свое постепенное умирание, день за днем ведя страшный фотодневник. В финале превратившийся в черную тень Алекс сдирает со стекол фотографии Города без солнца, которыми он заклеил свои окна, и впервые за долгое время впускает в дом солнечный свет.

Действие происходит на фоне Петербурга. Режиссер, следуя традиции русских классиков, насыщает фильм атмосферой этого мистического города: его Петербург то окрыляет, вдохновляет, — то подавляет и сводит с ума, как у Достоевского. По его залитым солнцем крышам и улицам бегают в самом начале фильма Алекс и его подружка — пока еще радостные, полные сил. Но и мрачный Город без солнца на фотографиях Алекса — это тоже Питер. По этим же сумрачным улицам, заваленным мусором, будет бродить потом и Егор, потрясенный открывшейся ему стороной жизни — миром наркоманов, среди которых оказалась и любимая им девушка. Кстати, именно картины сумрачной, «бессолнечной» стороны Питера получились в фильме самыми сильными. Особенно впечатляет перфоманс, устроенный Алексом. Умирающий фотограф представляет свою выставку, разыгрывая покойника, с зажженной свечой в сложенных на груди руках — только вместо Реквиема над его телом вспыхивают на экране фотографии — видения призрачного черно-белого Города. С точки зрения художественной этому зрелищу, в общем-то, нечего противопоставить, — все лирические сцены влюбленных Люси и Егора режиссер выносит за пределы города: берег реки, монастырь, звон колокола.

Хотя, впрочем, нет. Жутковатому и, без сомнения, талантливо разыгранному перфомансу Алекса режиссер противопоставляет другое «представление»: финальное чудесное выздоровление Люси, которую, как сказочную принцессу, спасет Любовь и…  Театр! Хотя театр — тоже иллюзия, греза, но в отличие от наркотических грез, мир театра не убивает, а дает силы жить — такова, видимо, мысль режиссера. Только как-то не верится, что Люси спасена. Вероятно, поэтому несколько наивным и сказочным кажется подобный финал для столь трагической истории. Режиссер, правда, придерживается на этот счет другого мнения: «Фильм „Город без солнца“ — о любви, которая может победить смерть. Судьба Алекса трагична. Для наших героев Люси и Егора фильм заканчивается волшебным „хэппи эндом“. Нам было очень важно оставить позитивное чувство от фильма и надежду».

Кстати, как выяснилось, изначально сыграть Егора было предложено Сергею Безрукову, но роль положительного персонажа его не заинтересовала: «Подобных героев я уже играл, а я стремлюсь быть разным, появляться всякий раз в новом для себя образе. Поэтому выбрал роль Алекса», — говорит актер. Одной из причин выбора, по его словам, стало и желание показать посредством своего персонажа, насколько наркотики могут исковеркать личность: «Я просто постарался это сыграть. И может быть наглядным примером, проживая жизнь своего героя Алекса, — показать, к чему это приводит, что из себя представляет это Зло, которое человек породил, и которое его же самого убивает». И актер сыграл своего героя, по мнению режиссера, «ярко и мощно». Причем настолько, что акценты в картине невольно сместились. Алекс Сергея Безрукова вышел на первый план, затмив своей гротескностью, трагической изломанностью и мощным отрицательным обаянием положительного Егора в исполнении Максима Аверина. И поскольку линия влюбленных Люси и Егора вышла бледнее линии Алекса, то фильм получился скорее не «о любви, которая может победить смерть», как хотел того режиссер, а о вреде наркомании.

Между тем в «Городе без солнца» вырисовывается тема более глобальная, и именно на ней интереснее было бы сосредоточиться режиссеру.
Все герои этого фильма, — в том числе и режиссер Семен (в исполнении замечательного актера Семена Фурмана), в спектакле которого играет Люси, — в общем-то занимаются самым банальным эскапизмом — бегством от реальности. У каждого из них есть своя иллюзия, свой наркотик, которые помогают им жить. Для Егора в начале фильма это карьера. Для Алекса и Люси — свобода и вседозволенность, которую якобы дают наркотики. Для Семена — это театр, «Елизавета Бам» Хармса, которую он с упорством фанатика репетирует каждый день в течение многих лет. Так что же это за реальность, в которой невозможно выжить без иллюзии, без наркотика? Вот что страшно…

К списку статей


=