Актер Сергей Безруков: “В “Иронии судьбы-2? нет плохих героев”

Елена Ямпольская, Известия, 19.12.2007

Ссылка на источник

Последнее время интернациональный девичий кумир Сергей Безруков зачастил в Прагу. Именно здесь, на студии «Баррандов-фильм» воплощалась главная киноинтрига уходящего года — «Ирония судьбы. Продолжение», где он сыграл одну из главных ролей. А совсем недавно в Праге — при поддержке Первого Чешско-российского банка — гастролировала знаменитая «Табакерка». Местные девушки наравне с русскими восторженно несли букеты Безрукову — Глумову и Безрукову — Чичикову. По пасмурной декабрьской Праге с Сергеем прогулялась и неспешно побеседовала обозреватель «Известий» Елена Ямпольская.

«Трудно сказать, почему моя невеста склоняется в сторону Кости»

вопрос: Ты в столице Чехии, наверное, уже как дома?

ответ: На самом деле я сюда впервые попал в прошлом году. А до этого Прага у меня ассоциировалась только с детскими воспоминаниями. Отец, который здесь гастролировал в советские времена, купил и приволок на себе ковер. Кроме того, у нас в доме, как, по-моему, в большинстве домов в те времена, была так называемая чешская стенка — не привезенная, разумеется, а в Москве купленная. Она создавала эффект, на котором, кстати, и закручена рязановская «Ирония судьбы» — приходишь в гости, а как будто в собственную квартиру попал… Еще был пистолетик-зажигалочка — опять-таки папин подарок из Праги. Он стрелял искорками. Я его так любил, что ночью держал под подушкой. Потом я поступил в Школу-студию МХАТ, стал работать с Табаковым и, конечно, слышал рассказы Олега Павловича о Чехословакии, стране, где он работал и с которой у него многое связано в жизни.

в: Сколько ты прожил здесь, когда снималась «Ирония-2″?

о: Месяц.

в: Неужели в такой короткий срок уложились?

о: Мы работали очень плотно. До того момента, когда у нас, актеров, глаза начинали закрываться от усталости. И только после этого Тимур Бекмамбетов нас отпускал. Ну и, кроме того, мы в Москве предварительно месяц репетировали. Садились с Костей Хабенским, с Лизой Боярской и вместе с автором сценария Алексеем Слаповским шли по тексту. Досконально проверяли каждый эпизод, взаимоотношения наших героев, импровизировали. Скажем, мой герой, Ираклий, он из Владивостока. Я представил: там Новый год наступил, и люди, которые его уже встретили, могут звонить сюда, где все еще длится старый год и праздник в самом разгаре. В этом есть какое-то волшебство. Ираклий по сюжету — человек очень энергичный, и я подумал, что именно по этой причине. У него другие биологические часы. Он живет с опережением. Остальные только проснулись, а у него уже рабочий день заканчивается.

в: Кто он по профессии?

о: Топ-менеджер крупной компании сотовой связи. Коммерческий директор представительства в Питере. Он из интеллигентной семьи — мама и папа в свое время смотрели по телевизору передачи Ираклия Андроникова и в честь него дали имя сыну.

в: А я уж думала, из тебя слепили горячего грузинского парня…

о: Там есть остроты на эту тему. Герой Хабенского меня подначивает: «Ты — Ираклий? Ираклии, они же все «вах!»

в: Значит, давай по порядку. Костя, он же Хабенский, — это младший Лукашин. Сын Лукашина и, как ни странно, его московской невесты Гали. Надя вторая, Лиза Боярская, — дочь Нади Шевелевой и Ипполита. А твой герой родственными узами с той легендарной компанией не связан.

о: Да. Мне нравится, что он не продолжает ту историю. Это абсолютно новое лицо. Ираклий Измайлов — жених молодой Нади. Респектабельный парень, шикарно одетый, на прекрасной машине. Знакомы они уже год, намерения у него самые серьезные и честные. Он не просто гуляет, он хочет, чтобы все было по-настоящему. Причем с соблюдением традиций, как издревле заведено, как полагается. В новогоднюю ночь он намерен просить Надиной руки у ее мамы и папы. Именно поэтому Надя-старшая и Ипполит сходятся за одним столом. Так-то они в разводе. То есть ни у них не вышло счастливой жизни, ни у Лукашина в Москве… Слушай, я все секреты тебе открываю.

в: Ну что ты, интрига, на слух захватывающая. Вот теперь захотелось посмотреть кино.

о: В общем, мой герой — хороший парень. В чем ценность фильма Бекмамбетова и его, так сказать, генетическая связь с фильмом Эльдара Александровича Рязанова? И там, и здесь нет плохих героев. Это история про хороших тридцатилетних людей. Только одному хорошему человеку повезло больше, а другому меньше.

в: Не повезло, видимо, Ираклию? Как ни крути, он продолжает линию Ипполита?

о: Скажу только, что зритель до самого финала не поймет, с кем останется Надя. Это очень ценно, потому что Ипполит проиграл фактически сразу. Он не уверенный в себе человек, ревнивый, ревнивцы всегда комичны… А у нас с Костей весь фильм идет очень жесткая конкурентная борьба — на равных. Честно говоря, я не понимаю, почему героиня, моя невеста, склоняется в сторону Кости. Видимо, здесь и заключена великая загадка женского сердца.

в: Почему решили снимать на «Баррандове»? Дешевле?

о: Насчет дешевле — не знаю. Но там очень интересную сделали штуку — в одном павильоне построили три разных квартиры. Точнее, квартира одна — по знаменитому адресу: улица Строителей, 25, 12, но выгородки для разных планов — общего, среднего, крупного.

в: И что, изменились интерьеры у Надежды Шевелевой? Ширму фамильную еще тогда умыкнули, а в остальном?

о: Изменения по мелочам. Я когда первый раз в эту обстановку попал — как будто в сказке оказался. Тахта, на которой Женя спал. Сервант, где фотография Ипполита стояла. Елка… И сидят за столом Брыльска, Мягков, Яковлев… Волшебное чувство.

«За такие прокладки ты в двойном попадосе!..»

в: Насколько мне известно, ты завершил съемки еще в одном кинопроекте «Первого канала», сыграл уголовника. Потому и прическа у тебя до сих пор арестантская. Что, очередной Саша Белый?

о: Тут я тоже конечного результата пока не видел. Фильм — комедия. Правда, с драматическим финалом. Предварительное название — «Каникулы строгого режима», но скорее всего к выходу на экраны его поменяют. Режиссер — Игорь Зайцев. Мой герой абсолютно не похож на Сашу Белого, я зарекся играть бандитов, не участвовал в «Бригаде-2″. Парень сел в тюрьму в 18 лет, пятнадцать просидел. На черной, то есть контролируемой уголовниками, зоне он серьезный авторитет. Не вор в законе, но положенец. Кому надо, тот поймет. Нормальной жизни он не знает вообще. Четкий, жесткий парень. С фиксой. Держит общак. Кличка — Сумрак. Виктор Сергеевич Сумароков. И так получается, что на зону попадает милиционер, бывший оперативник Кольцов. Дмитрий Дюжев его играет. Зона готовится к приему начальства. На трубе написали вертикально: «Мы вам рады». Все сворачивают голову набок: «Кто это, на хрен, написал? Как читать-то?» Силами зеков готовится постановка «Истории государства Российского»…

Сценарий написан на основе романа Андрея Кивинова и Федора Крестового. Крестовый — журналист, который знает, что такое места заключения. Во время съемок он был нашим консультантом, так что у нас все по-взрослому. Я веду себя как положенец, я использую слова, которыми изъясняются на зоне…

в: Те слова, которых мы не знаем?

о: Ты точно не знаешь, да и я не знал.

в: Ну, скажи что-нибудь. Сботай по фене.

о: Я могу повторить тебе одну феню, которую учил недели две, потому что она у меня в голове никак не укладывалась. Она детская.

в: То есть как детская?

о: Суть в том, что на зоне происходит бунт, и Сумрак с Кольцовым пускаются в бега. Отношение у них друг к другу жуткое, у меня по всей груди наколка: «Наступи менту на горло, задави козла ногой»… Но деваться некуда, со всех сторон обложили. Кольцов встречает своего давнего приятеля по службе в Чечне — его Алексей Кравченко играет. У приятеля тетка — директор летнего детского лагеря. Вот он их туда и пристраивает — пионервожатыми. Отсюда начинается история перевоплощения. Это очень интересно — сыграть серьезного, сурового человека, который на зоне решал проблемы, жестко решал, а в пионерлагере постепенно сам становится пацаном. Все, что он не прожил, из него поперло. Дети над ним издеваются, он влюбляется первый раз в жизни — в вожатую Алену Бабенко, и выяснилось, что он вообще мальчик еще…

Теперь, значит, феня. Пионеры не пошли в столовую, режутся в карты. Сумрак садится с ними — на спор. Один пацан мухлюет, у Виктора Сергеевича в мозгах короткое замыкание, и он произносит следующее. Гм-м… «Нет, то ли я дурак, то ли лыжи не едут. Я тебе что, бык театральный?! Ты чего, спиногрыз малолетний, совсем тритатульки попутал? Типа тут все лохи чилийские, ты один Д’ Артаньян? За такие косяки в приличном обществе канделябрами бьют. Это ж надо, до чего берегов не видать! Нахватался верхушек у шпаны подзаборной, и все — пальцы веером, сопли пузырем, зубы в наколках, что ли? Слушай сюда! На том поле, где ты мышей ловишь, я всех котов передушил! Раз подрезал беспонтово, будешь делать, что скажу. За такие прокладки ты в двойном попадосе!..» Сочинил это все один из авторов сценария — журналист Андрей Румянцев.

Там масса гэгов, очень много смешного. Чего стоит наша поездка с Дюжевым на велосипеде, когда мы в образе американских матросов едем забирать общак с зоны. Он везет, я на раме. Я говорю: «Не прижимайся». — «Я не прижимаюсь». — «Не прижимайся!» — «Да не прижимаюсь я! Кручу педали!» — «Я же чувствую, что ты трешься». — «Тогда давай сам крути! Или иди пешком!» — «При чем тут пешком? Не прижимайся, и все»… Эти люди, поначалу ненавидящие друг друга, постепенно сходятся. Сумрак в финале переживает очень драматическую ситуацию, но всю интригу я могу тебе только без диктофона рассказать…

в: …Пробивает до слез… А где снимали зону?

о: В Опочке — под Псковом. Специально построили, потому что на настоящей зоне снимать очень тяжело. Для «Бригады» снимали сцену в «Бутырке», так я после этого неделю к жене не прикасался. Душ принимал чуть ли не каждый час. Мне казалось, что я весь пропитан этим тяжелым, сальным воздухом… Вообще надо людей водить в тюрьму на экскурсии: один раз увидишь — и нарушать закон не захочется никогда.

в: Какая у тебя все-таки познавательная профессия. Сколько новой информации каждый день…

о: Между прочим, да. Приходится задумываться над вещами, которые раньше в голову не приходили. Вот, например, каждый вечер дети просят Сумрака рассказать им перед отбоем сказку. Он знает только одну — про Курочку Рябу. И рассказывает так: «Жили-были дед и баба. Снесла им курица яйцо. Но не простое, а из рыжья. Из золота, значит, 585-й пробы. Начали они его бить. Били-били, не разбили. Тут мышка пробежала, хвостиком махнула, яйцо упало и разбилось. Это какой хвостяра должен быть, а? Дед с бабой в истерике. Спрашивается — зачем тогда сами били?.. Кто может мне объяснить эту сказку? Никто? Тогда живо спать!»

в: И как ты теперь трактуешь это загадочное произведение русской словесности?

о: Не знаю. Я растерян просто. Ну, били, наверное, потому что думали, что яйцо обыкновенное, хотели его съесть. С другой стороны, если золотое яйцо загнать, пусть даже по частям, еды можно купить — до конца жизни хватит. Все-таки, видимо, речь идет о нематериальных вещах, о философских…

в: Может, это из серии «будь осторожен с желаниями, они сбываются»?

о: Не исключено…

в: Если съемки проходили под Псковом, ты, конечно, заезжал в Пушкиногорье?

о: Не просто заезжал. Мне такой подарок сделали — поселили меня рядом с городищем Воронич. Из окошка у меня было видно Тригорское, скамья Онегина… Я впервые понял, что такое тишина. И темень — вышел на улицу, руку вытянул и не увидел собственной руки. Представил Александра Сергеевича: как он сидит со свечой, из развлечений — нянька со сказками и с наливкой, барышни ближайшие — в Тригорском, и пишет: «Михайловское наводит на меня бешенство…» Это потом он понял, что покой и воля именно здесь. «Давно, усталый раб, замыслил я побег». Я тоже почувствовал себя усталым рабом, который вырвался из страшной, прокопченной Москвы и вдруг попал в рай…

Что значит умереть по-пушкински, был ли Есенин антисемитом, как могла измениться история страны, останься жив генерал Каппель… Продолжение беседы с Сергеем Безруковым читайте в первых номерах будущего года.

К списку интервью


=