Есенин налегает на котлеты

Елена Батуева, Трибуна, 17.08.2004

В Ярославле в самом разгаре съемки восьмисерийного художественного фильма

Создатели фильма компания «Просинемапродакшн» при киностудии «Мосфильм» попытались взглянуть на жизнь и творчество знаменитого поэта через историю его трагической гибели. Фильм, построенный в детективном жанре, в виде расследования факта смерти поэта, частично основан на книге подполковника по особо важным делам Эдуарда Хлысталова, в которой он аргументировано доказывает: поэт умер насильственной смертью. Детективный сюжет фильма разбавлен любовными утехами, коих немало было в жизни Есенина.
Для большего успеха фильма режиссер Игорь Зайцев постарался собрать целый букет знаменитых актеров: Александр Михайлов, Олег Табаков, Николай Олялин, Гоша Куценко. Герой Антикиллера играет эсера Блюмкина, друга Троцкого и покровителя поэта Есенина. Валентина Теличкина выступает в роли матери Есенина. В главной роли звезда российского кино Сергей Безруков, а помогает ему вся семья. Безруков-старший играет отца Есенина, он же, кстати, писал и сценарий к фильму. Супруга Ирина выступает в роли Кашиной, любовницы Есенина.

А венчает эту звездную пирамиду голливудская звезда Шон Янг, которая прибыла в Ярославль всего на один день, чтобы сыграть эпизод встречи с Сергеем Есениным у кафе «Стойло Пегаса». Поселилась Шон Янг отдельно от всей съемочной группы, в гостинице «Юбилейная». На съемки ее привезли в отдельном автобусе с гримерной комнатой. Голливудской звезде обязательно положен часовой обеденный перерыв днем и десятиминутные перерывы после отснятого кадра. Все эти детали зафиксированы в контракте.

В отличие от педантичной американки, наши актеры пашут в фильме по полной программе: надо успеть снять все 8 серий за каких-то полгода. А Сергей Безруков, к тому же, почти ежедневно после съемок мотается в Москву, где играет в спектаклях. Одно из немногих исключений вечерние съемки в ярославском кафе Актер накануне приезда голливудской актрисы. Здесь снимали сцену встречи Есенина с Мариенгофом после его возвращения из-за границы. Предприимчивый Мариенгоф (в исполнении актера театра Олега Табакова Дмитрия Щербины) за время заграничных странствий Есенина на их совместные деньги сумел приобрести кафе Калоша, куда Есенин приходит с разборками, требуя отдать его долю.

Обычная суета перед съемками. За столики, покрытые бархатными малиновыми скатертями, рассаживаются актрисы ярославского театра, в затейливых длинных
платьях и шляпках каре, изображающие посетительниц кафе. Ассистенты выпускают специальный павиольонный дым, который затягивает и без того довольно сумрачное помещение кафе. Дым, как мне объяснили, нужен для того, чтобы передать на видео атмосферу старины. Дымовая завеса как бы приглушает
цвета, углы, создавая эффект старой пленки.

Всех посторонних выгоняют из зала, и я усаживаюсь на маленьком пятачке вместе с осветителями и ассистентами. Здесь же, прямо на парапете, сидит и супруга Сергея Безрукова, Ирина. Она уже отыграла свою сцену, которую снимали в поселке Диево-Городище, ночное свидание Есенина с Кашиной. И пришла поболеть за Сергея. Отыграв каждый дубль, Безруков внимательно смотрит на жену, как бы спрашивая ее мнение по поводу сыгранного. Она незаметно одобрительно кивает головой.
— Можно мы побьем вашу посуду? — спрашивает реквизитор у хозяина кафе, ярославского актера Юрия Ваксмана, — мы вам все оплатим!
— Не надо мне ваших денег! Я ведь ее из Москвы привожу! — возмущается Ваксман.
— Тогда придется использовать нашу! — вздыхает реквизитор и сразу же
перекидывается на повара: У вас в меню есть котлеты по-киевски?
— Нет у нас никаких котлет!
— Тогда нужно срочно приготовить!

По сценарию, Мариенгоф угощает в Калоше Есенина котлетами, названными его именем. Именно во время поедания этих котлет и происходят разборки на финансовой почве, после чего следует сцена битья посуды. Снимается дубль за дублем, а режиссеру все что-то не нравится. То микрофон в кадр попал, то интонация у актеров не та. На столике рядом с нами выстраивается целая пирамида из тарелок с растерзанными котлетами. Это сколько же ему придется за сегодняшний вечер их съесть! — сочувствую я Безрукову.
— Ладно котлеты, а когда водку стаканами хлестать приходится! — подхватывает Ирина Безрукова. — Пьют-то конечно не водку, а воду, но все равно, когда подряд, залпом пять-шесть стаканов выпьешь, тяжело! Или, помню, когда Сергею в «участке» пришлось пить козье молоко. По сценарию, он беседовал с актрисой,она угощала его молочком,сергей брал у нее из рук кринку и отпивал. По замыслу режиссера, губы у него при этом должны быть испачканы молоком. Сергей не выносит козьего молока, а другого не оказалось. А дублей снималось несколько.
В это время на съемочной площадке Сергей импровизирует. Котлеты уже, оказывается, сделаны из кошачьего мяса, поэтому в городе осталось так мало кошек. Он кривляется, показывает язык, протягивает Мариенгофу руку, а вместо того, чтобы пожать его ладонь, протянутую в ответ, показывает дулю. Потом говорит: «Значит, у тебя все, а у меня ничего? Ладно, только знай, что здесь и мое тоже. Да и слава моя не чета твоей. Меня народ любит, он за меня заступится!» При этих словах на глаза Безрукова наворачиваются слезы. Это удивительно пять дублей подряд, и каждый раз актер неподдельно плачет.
— Сергей очень глубоко вживается в роль, образ, он в этот момент перестает быть самим собой и действительно думает, чувствует и переживает так, как Есенин, — объясняет мне Ирина, — ему больно, и он плачет. Вот и все. Он и в спектаклях на сцене каждый раз плачет по-настоящему. Бывают, конечно, актеры, которым перед съемками закапывают в глаза глицерин. Актер наклоняет голову, и слеза течет по щеке. Но это, конечно, уже совсем не то!

В это время на съемочной площадке произошло ЧП хлопушка с надписью дубля и кадра, которой ассистентка обмахивала Безрукова (в маленьком кафе страшная духота, а он в демисезонном пальто), сломалась, а без нее нельзя снимать новый дубль. Пока ее ремонтируют, Сергей, обмахиваясь руками, спрашивает у режиссера про актрису Шон Янг, с которой ему предстоит играть завтрашний эпизод. Все начинают вспоминать фильмы с ее участием, помогая Сергею зрительно представить ее облик. Видно, что он волнуется в предвкушении встречи с голливудской звездой. Но Ирина уверена: все получится.

Наконец, хлопушка починена, и начинается новый дубль. Почти в самом конце, когда уже Сергей схватился за скатерть, чтобы перевернуть ее, режиссер кричит: «Стоп!» — оператор не успел отснять крупный план, а потому пришлось прервать съемку, чтобы сэкономить тарелки свои все-таки, беречь надо!
Пока помещение готовят к съемке нового плана, взмокшие актеры выходят на воздух проветриться. Сергей выглядит уставшим. К нему сразу же подходит супруга Ирина, обнимает, что-то тихонько шепчет.
— Сергей, — срываюсь с места, — именно вам подарил книгу автор повести о
Есенине Хлысталов с надписью: «Сергею Есенину от автора». Но почему именно
Есенин, что заставило в наше время вернуться к образу этого поэта?
— Я считаю, что ни один из поэтов не олицетворяет русский народ так, как
Есенин. В нем налицо та самая противоречивая натура, которая и отличает русского человека. С одной стороны безудержное веселье, озорство и даже хулиганство, а с другой такая жгучая боль за Россию, за ее судьбу, полнейшая самоотдача. Я считаю, что если бы хоть частица этой есенинской боли была бы в душе каждого современного русского человека, тогда бы жизнь у нас в России пошла бы совсем по-другому. Думаю, что сейчас как раз настало время для таких фильмов, как Сергей Есенин, фильмов, которые заставляют человека заглянуть в глубь себя, задуматься о вечном, о своей судьбе. Такие фильмы нам сейчас нужны как воздух.
— В чем все-таки основная идея фильма?
— Художник и власть. Это извечная проблема, которая меня постоянно волнует. Власть всегда старается задавить художника, а художник борется за свою свободу. В эту борьбу вступает каждый гений своей эпохи. Вопрос: кто кого?
— И кто же, по-вашему, в итоге побеждает?
— А это будет ясно только в конце, так что смотрите фильм, — улыбается Сергей.
В это время в проеме кафе появляется Игорь Зайцев, призывающий актеров вернуться на съемочную площадку. Безруков дарит мне свою обаятельную улыбку и исчезает в дверном проеме, словно перешагивая порог двух эпох

К списку статей


=