Признания красавчика-людоеда. Десять лет спустя

Мая Халтурина, «Час» (Рига), 12.02.2007

Театр-студия под руководством Олега Табакова нечасто наведывается в Ригу. Можно по пальцам пересчитать, сколько раз он у нас был, и пальцев одной руки хватит с избытком. Так что нынешние гастроли, организованные агентством «Балтийская жемчужина», стали событием. Вообще хорошие театры, да еще сразу с несколькими спектаклями, редко к нам приезжают…

После «Похождения», поставленного по гоголевским «Мертвым душам», театр показал в Риге еще две работы — «Сублимация любви» Альдо Бенедетти и «Признания авантюриста Феликса Круля» по роману Томаса Манна.

Впрочем, какие бы названия и авторы ни числились на афише, зритель в подавляющем большинстве своем идет на имена, на лица. Это не хорошо и не плохо — это факт. Имена Табакова и Безрукова служат стопроцентной приманкой. Словом, все четыре дня подряд зал театра «Дайлес» был полным-полнехонек. И к Безрукову после каждого спектакля выстраивалась очередь поклонниц в возрасте от 15 до 25 лет с цветочками в руках.

Чего греха таить, смотреть на игру Безрукова или Табакова всегда интересно. Даже если Табаков играет такую сущую безделицу, измеримо меньшую его актерских возможностей, как роль престарелого депутата Леоне Саваста, тщетно пытающегося соблазнить эмансипированную красотку Паолу. Он вкладывает в своего незамысловатого персонажа максимум человеческого содержания, делает его то простодушным, то лукавым, то заносчивым, то великодушным. Но по сравнению со всем богатством его актерского потенциала даже это разнообразие красок — сущая малость. Хочется, конечно, большего, но мало ли чего хочется!

В конце концов, и у Олега Табакова, и у Сергея Безрукова есть одна роднящая их черта: оба обладают огромным запасом какой-то внутренней энергии, которую умеют транслировать в зал. И потому само их присутствие на сцене пронзает зрителей невидимыми токами. А мы ведь ходим в театр не только для того, чтобы получить эстетическое или интеллектуальное удовольствие, но и чтобы просто напитаться этим актерским электричеством, которое нам жизненно необходимо. Таковы законы физики, и против них не попрешь.

Конечно, идеальный случай — когда зритель идет посмотреть за звезду, а попадает на хороший спектакль. С «Похождением» было именно так. Безруков в роли Чичикова — это для публики потрясающее открытие! Звезда по имени Сергей Безруков сияла на сцене не отраженным светом популярных кино- и телеролей, а истинным актерским талантом, который был раскрыт режиссером Миндаугасом Карбаускисом так ярко, неожиданно, мощно и одновременно воздушно-легко.

А ведь, честно говоря, после всех многочисленных киношных ролей (а особенно после дилетантской антрепризы «Ведьма», которую Безруков показал в Риге не раз и не два…) в его талант верилось уже с большим трудом. Оказалось, с хорошим режиссером он может творить чудеса.

Спектакль «Признания авантюриста Феликса Круля», поставленный в 1998 году Андреем Житинкиным, в свое время считался событием в московской театральной жизни и для Безрукова, сыгравшего главную роль, конечно, был большой ступенькой в актерском росте. Его красавчик Феликс, скалящий зубы в счастливой улыбке, ослепляет своих жертв молодостью, красотой (не зря все сравнивают его с греческим богом Гермесом) и кажущимся простодушием. Сначала он разжигает в них огонь желаний невольно, а потом уже входит во вкус и откровенно наслаждается запахом паленого мяса. Едва добыча зазевалась, как у нее на шее смыкаются его стальные челюсти. И вот уже кто-то лишился драгоценностей или денег, кто-то — веры в любовь, а кто-то — и жизни. Гермес оказался людоедом!

Безруков живописно, прямо-таки плотоядно рисует всю цепочку превращений своего героя. Сначала невинный обман (ну закосил человек от армии, это ж святое дело!), невольная жестокость (чтоб дать ему место, уволили другого), кража и мошенничество, а затем уже холодный расчетливый обман, разврат, убийство. В финале (которого нет у Манна) руки Феликса Круля обагрены кровью, он выкрикивает фашистские приветствия и обрушивает в зал истеричную гитлеровскую скороговорку.

«Признания авантюриста Феликса Круля» — по-своему яркая режиссерская работа Андрея Житинкина и яркая роль Сергея Безрукова. Но почему-то смотреть на это все после блестящего, тонкого, смешного и очень современного спектакля Миндаугаса Карбаускиса было уже невмоготу. «Похождение» — сегодняшний день театра, а «Признания Феликса Круля» — вчерашний, причем десятилетней давности. И это чувствуется во всем. И «Сублимация любви» — тоже «уставший» спектакль. Комедия, в которой не хватает смеха, динамики, энергии. Улетучилась она за десять-то лет.

Ей богу, жалко, что театр Табакова приезжает к нам так редко и что его спектакли мы видим с десятилетним опозданием. Почаще бы! Пораньше

К списку статей


=