Признания авантюриста

Ирина Смирнова, DIPLOMAT, 12.1998 г.
В театре-студии под руководством Олега Табакова состоялась премьера спектакля «Признания авантюриста Феликса Круля», поставленного по одноименному роману Томаса Манна. Режиссер спектакля Андрей Житинкин принадлежит к тем молодым режиссерам, которые не боятся браться за самые раскованные проекты. Он первым вернул на московскую сцену «Калигулу» Альбера Камю, первым обратился к пьесам Теннесси Уильямса «Внезапно прошлым летом» и «Старый квартал». Мне всегда было интересно то, что имеет отношение к внутреннему миру человека, говорит Андрей Житинкин.

«Признания авантюриста Феликса Круля» — первая постановка в России и даже в Европе. Этот последний роман немецкого писателя остался незавершенным. Создатели спектакля позволили себе поразмышлять за автора о том, что могло бы случиться с главным героем дальше.

Спектакль начинается с очень страшной сцены. Наступил такой момент в жизни главного героя, когда возмездие пришло, и за все совершенные им прегрешения надо платить. Феликсу Крулю отрубают голову. Это сделано настолько натуралистично, что когда голова скатывается к ногам зрителей, в зале наступает шок. После этого неожиданно голова начинает моргать глазами и говорить, сначала по-немецки, потом по-русски. Этот режиссерский ход позволил раскрутить всю историю Феликса Круля с самого детства, нанизывая как на веревочку похождения главного героя.

На спектакле зритель много смеется, хотя каждая сцена заканчивается очень трагично. Неожиданно по ходу действия вокруг Круля (С. Безруков) начинают умирать герои: Элинор (А. Заворотнюк), которая его безумно любила, покончила с собой, милорд Килмарнок (Д. Бродецкий) уходит из жизни из-за неразделенного чувства к Феликсу, маркиз Веноста (Д. Никифоров), отдавший свое имя, биографию, деньги документы путешественника, также падает жертвой авантюриста. Однако путь через лабиринт смертей совершенно не отражается на Феликсе Круле.

Круль — это некий собирательный образ рыцаря удачи, который свой талант (и это самое страшное) отдал на воплощение в жизнь зла. Существует некая формула обаяния зла, и эта мысль давно не дает мне покоя, говорит А. Житинкин. Зло бывает подчас безумно обаятельным и красивым. Вступая в XXI век, очень важно об этом говорить, хотя бы для того, чтобы люди не обманывались и понимали, в какие игры они играют.

Томас Манн очень много взял от Достоевского. Мысль русского классика, «кто я, тварь дрожащая или право имею», проходит через весь спектакль. Можно ли нечеловеческим путем утверждать себя? Каковы допуски? И есть ли вообще право на это у человека? Об исполнителе главной роли надо сказать особо. Сергей Безруков — уже зрелый мастер, хотя ему всего 25 лет. Спектакль «Псих» о русской психушке (тоже поставленный Андреем Житинкиным) заставил говорить о нем, как об актере больших возможностей. Он очень пластичен, у него потрясающее чувство юмора, необыкновенный пародийный талант (в телевизионной передаче «Куклы» он говорит голосами известнейших российских политиков). Несмотря на свою молодость, он уже лауреат Государственной премии России.

Яркие экспрессионистские костюмы к спектаклю придумал Андрей Шаров, постоянный спутник режиссер. Они как магнит притягивают внимание публики. Он же и автор сценографии.

Спектакль был создан при участии Центра имени Гете. Посол Германии в России г-н Эрнст Йорг фон Штуднитц, советник по культуре посольства Вольфганг Бретт, директор Центра им. Гете г-н Михаэль Канн-Аккерман, немецкий режиссер Питер Штайн, многие немецкие дипломаты, побывавшие на его премьере, высоко оценили постановку.

К списку статей


=