Оголенность тела отвлекает

Виталий Вульф, Век, 2.10.1998 г.
Премьера у Табакова против зла фашизма

Театр-студия под руководством Олега Табакова давно уже вызывает огромный зрительский интерес. Великолепная молодая труппа, может быть, лучшая в стране. Машков, Миронов, Виталий Егоров, Безруков, Зудина, Германова, Шульц. Недоброжелатели говорят, что Табаков забирает к себе лучших выпускников Школы-студии МХАТ, он — ректор и пользуется этой возможностью. Те, кто любит его, ценят его и за это, никогда не забывают, что именно он, а никто другой, давным-давно начал заниматься молодежью, ее учить, ее воспитывать, ей помогать. В своем маленьком зале в подвальном помещении на улице Чаплыгина он дал новое измерение актерской работе и раньше других угадал спасительную роль талантливой молодежи для судеб современного театра. Человек в спектаклях «Табакерки», как любовно ее называет зритель, существует не сам по себе, а в связи с живущим миром и живущими другими людьми, короче — внутри Времени, от которого Табаков никогда не отгораживался. В репертуаре его театра-студии «Матросская тишина» Александра Галича (воспоминание о начале «Современника», судя по всему, не отпускает Табакова, а с «Современником» связана его молодость, его актерские триумфы, его восторг перед Ефремовым в те давние годы, его верность идее театра единомышленников, над которой сегодня позволяют себе насмехаться те, кто не имеет на это никакого права), горьковские «Последние» с приглашенной на роль Ольгой Яковлевой, сыгравшей, может быть, свою лучшую роль в пост-эфросовский период, «На всякого мудреца довольно простоты», «Псих», знаменитый «Смертельный номер», «Старый квартал» Теннесси Уильямса. Сам точный в деталях и в жанровых красках, Олег Табаков научил своих актеров играть характерные черты людей и сущность человека. Он не боится приглашать талантливых режиссеров, у него ставят Валерий Фокин и Кама Гинкас, он сразу поверил в режиссерское дарование Владимира Машкова, своего ученика, приглашает на постановки Андрея Житинкина.

У Андрея Житинкина звонкое имя специалиста по коммерческим шумным постановкам. Внешне разбросанный, поверхностный, тратящий немало сил на рекламу вокруг своего имени, суетящийся, не пропускающий ни одной возможности напомнить о себе, он на самом дела — великий труженик, гибкий, умный человек и способный режиссер. Начинал в «Современнике», ставил тот самый «Старый квартал», который тогда не был выпущен (Галина Волчек нашла его работу ученической), и спустя много лет поставил у Табакова с Сергеем Безруковым в главной роли. У Табакова Житинкин создал «Психа», и вот теперь — «Признания авантюриста Феликса Круля» по мотивам незавершенного романа Томаса Манна, который инсценировал Иван Савельев. Не случайно, что театр-студия Олега Табакова обратилась к роману Томаса Манна. В судьбе Феликса Круля просматривается пугающе циничная способность сознания в любой момент обернуться откровенно фашистским уклоном. В спектакле мир Феликса Круля (его играет Сергей Безруков) рисуется несколько упрощенно до схемы, но четко олицетворяет собой социальное и моральное зло.

Молодой человек, умеющий быть обаятельным, жестким, возбуждать и будоражить, в конце концов кончает жизнь на плахе, но для Житинкина важно другое: он ставит спектакль предвосхищения, потому что знает, что сегодня в России развелось слишком много молодых людей, пропитанных духом крайнего экстремизма и готовых в любой момент встать в ряды фашизма. Конечно, Томас Манн сложнее, чем спектакль Андрея Житинкина, режиссер слишком увлекся внешней формой, но он, бесспорно, нашел режиссерское решение, и ему помог художник Андрей Шаров, чья декорация и костюмы придают Томасу Манну иронически-авантюрный оттенок. Безруков играет второй акт строго и жестко. В первом акте он немножко любуется собой, зная, что любимец публики и молоденьких девочек. От этого облегчается художественный язык. В первом акте есть и затянутость, и ненужная оголенность не мысли, а тела, все это отвлекает от внутренней конструкции.

Мне довелось видеть «Признания Феликса Круля», когда спектакль игрался в первый раз, потому претензии к отсутствию стилистической цельности предъявлять не имею права. Но уже чувствовалось сближение современного памфлета и иронического взгляда. С превосходным юмором играет Дмитрий Бродецкий лорда из Шотландии, подлинное дарование обнаружил молоденький Денис Никифоров в роли Луи де Веноста, с отточенным мастерством играет Антонио Кукука опытный Сергей Беляев. Избегая сложного метафоризма, режиссер фактически предоставил сценическую площадку Феликсу Крулю, во имя него и на него поставлена инсценировка романа Томаса Манна. Но тогда надо прояснять взаимоотношения крестного отца Феликса (Павел Кондратьев) и самого героя. В образе Шиммельпристера тема перерождения Феликса Круля получает надреальный характер и имеет мифологический смысл. Но сценически неясно, отчего он умирает. Безруков, бесспорно, еще раз продемонстрировал свое дарование, он не теряет пластического ощущения своего агрессивного персонажа, только он больше интересен, когда серьезен, чем когда ему приходится разыгрывать половой акт с Дианой Гупле (ее забавно играет способная Марианна Шульц), что вносит в спектакль только несоблюдение чувства меры. «Признания авантюриста Феликса Круля» уже сегодня смотрится с интересом. Спектакль заставляет задуматься над тем, откуда и зачем эти Феликсы Крули приходят в мир.

К списку статей


=