Дареному коню в зубы не смотрят? (Отрывок)

Валентина Тоцкая, Русский Журнал (www.russ.ru), 13.03.2002

«Азазель» — праздничная премьера первого канала — рядом с описанным выше рассказом о жизни императорского двора первой половины XVIII века («Тайны дворцовых переворотов» С. Дружининой. — ред.) выглядела просто шедевром. Да и ждали ее, благодаря активнейшей «раскрутке» в межпрограммном пространстве ОРТ, с гораздо большим нетерпением. Продукт получился странный. Активно неудачным его назвать невозможно, но признать как достижение — тоже. Александра Адабашьяна — режиссера фильма — подвела профессиональная любовь к изобразительному ряду. Особенно в первой части фильма казалось, что главный его интерес — красивая (и в самом деле красивая), стильная и исторически достоверная картинка. Павел Лебешев, призванный на операторское место, подчас просто упивался постановочными планами. И все было бы ничего, если бы при этом не забыли, что жанр снимаемого произведения — детектив. Причем — основанный на хорошем (с точки зрения жанра) материале. В отличие от «Азазеля» Акунина втянуться в одноименное произведение Адабашьяна достаточно сложно. Сонный ритм монтажа, статичность картинки, подчас заставляющей думать, что смотришь телеспектакль…

Да и назначения на роли говорили о том, что о верности жанру создатель «Азазеля» заботился не в первую очередь. Ярчайший тому пример — Марина Неелова в роли главной злодейки леди Эстер. Поверить, что мало снимающаяся Неелова согласится играть что-то из ролей второго плана, невозможно. А это значит, что уже своим появлением она выдается как героиня. А в перевертыше образа леди Эстер — от милейшей благодетельницы к главной злодейке — заключена большая часть напряжения в этом произведении Акунина.

Увлекшись философской проблемой вины Фандорина перед маленькими «азазелями», Адабашьян пропустил очень важную для этой книги линию — лирическую. А если нет любви и нет образа Лизочки — возлюбленной, достойной героя, — нет и отчаяния в конце, нет и страдания. С Лизочкой — особенной, удивительной, странной, женщиной-ребенком, о которой помнят всю оставшеюся жизнь — не получилось. Милая девочка — пухленькая и хорошенькая, очень глупая — не более того. Грустно, конечно, что с ней так нехорошо получилось, но чувства безвозвратной утраты испытать не удалось. Жаль, что у талантливого Адабашьяна так не сошлись концы с концами.

Возможно, это произошло от завышенных ожиданий. Ждали фильма, способного стать культовым, к чему, надо заметить, Акунин давал основания, а получилась приличная рядовая работа. Но — бывает, что режиссер ошибается в жанре. Все лучше, чем ошибиться в средствах, как это случилось у коллег с РТР.

К списку статей


=